Страшный сон приснился раскольникову он лет семи

Первый сон Раскольникова – анализ произведения и характеристика героев. Сны в романе Достоевского «Преступление и наказание Преступление и наказание 1 сон раскольникова

Эпизоды из романа «Преступление и наказание»


3. Часть 3, гл. VI.

Оба осторожно вышли и притворили дверь. Прошло еще с полчаса. Раскольников открыл глаза и вскинулся опять навзничь, заломив руки за голову. [. ]

Он забылся; странным показалось ему, что он не помнит, как мог он очутиться на улице. Был уже поздний вечер. Сумерки сгущались, полная луна светлела всё ярче и ярче; но как-то особенно душно было в воздухе. Люди толпой шли по улицам; ремесленники и занятые люди расходились по домам, другие гуляли; пахло известью, пылью, стоячею водой. Раскольников шел грустный и озабоченный: он очень хорошо помнил, что вышел из дому с каким-то намерением, что надо было что-то сделать и поспешить, но что именно — он позабыл. Вдруг он остановился и увидел, что на другой стороне улицы, на тротуаре, стоит человек и машет ему рукой. Он пошел к нему через улицу, но вдруг этот человек повернулся и пошел как ни в чем не бывало, опустив голову, не оборачиваясь и не подавая вида, что звал его. «Да полно, звал ли он?» — подумал Раскольников, однако ж стал догонять. Не доходя шагов десяти, он вдруг узнал его и — испугался; это был давешний мещанин, в таком же халате и так же сгорбленный. Раскольников шел издали; сердце его стукало; повернули в переулок — тот всё не оборачивался. «Знает ли он, что я за ним иду?» — думал Раскольников. Мещанин вошел в ворота одного большого дома. Раскольников поскорей подошел к воротам и стал глядеть: не оглянется ли он и не позовет ли его? В самом деле, пройдя всю подворотню и уже выходя во двор, тот вдруг обернулся и опять точно как будто махнул ему. Раскольников тотчас же прошел подворотню, но во дворе мещанина уж не было. Стало быть, он вошел тут сейчас на первую лестницу. Раскольников бросился за ним. В самом деле, двумя лестницами выше слышались еще чьи-то мерные, неспешные шаги. Странно, лестница была как будто знакомая! Вон окно в первом этаже; грустно и таинственно проходил сквозь стекла лунный свет; вот и второй этаж. Ба! Это та самая квартира, в которой работники мазали. Как же он не узнал тотчас? Шаги впереди идущего человека затихли: «стало быть, он остановился или где-нибудь спрятался». Вот и третий этаж; идти ли дальше? И какая там тишина, даже страшно. Но он пошел. Шум его собственных шагов его пугал и тревожил. Боже, как темно! Мещанин, верно, тут где-нибудь притаился в углу. А! квартира отворена настежь на лестницу; он подумал и вошел. В передней было очень темно и пусто, ни души, как будто всё вынесли; тихонько, на цыпочках прошел он в гостиную: вся комната была ярко облита лунным светом; всё тут по-прежнему: стулья, зеркало, желтый диван и картинки в рамках. Огромный, круглый, медно-красный месяц глядел прямо в окна. «Это от месяца такая тишина, — подумал Раскольников, — он, верно, теперь загадку загадывает». Он стоял и ждал, долго ждал, и чем тише был месяц, тем сильнее стукало его сердце, даже больно становилось. И всё тишина. Вдруг послышался мгновенный сухой треск, как будто сломали лучинку, и всё опять замерло. Проснувшаяся муха вдруг с налета ударилась об стекло и жалобно зажужжала. В самую эту минуту, и углу, между маленьким шкапом и окном, он разглядел как будто висящий на стене салоп. «Зачем тут салоп? — подумал он, — ведь его прежде не было. » Он подошел потихоньку и догадался, что за салопом как будто кто-то прячется. Осторожно отвел он рукою салоп и увидал, что тут стоит стул, а на стуле в уголку сидит старушонка, вся скрючившись и наклонив голову, так что он никак не мог разглядеть лица, но это была она. Он постоял над ней: «боится!» — подумал он, тихонько высвободил из петли топор и ударил старуху по темени, раз и другой. Но странно: она даже и не шевельнулась от ударов, точно деревянная. Он испугался, нагнулся ближе и стал ее разглядывать; но и она еще ниже нагнула голову. Он пригнулся тогда совсем к полу и заглянул ей снизу в лицо, заглянул и помертвел: старушонка сидела и смеялась, — так и заливалась тихим, неслышным смехом, из всех сил крепясь, чтоб он ее не услышал. Вдруг ему показалось, что дверь из спальни чуть-чуть приотворилась и что там тоже как будто засмеялись и шепчутся. Бешенство одолело его: изо всей силы начал он бить старуху по голове, но с каждым ударом топора смех и шепот из спальни раздавались всё сильнее и слышнее, а старушонка так вся и колыхалась от хохота. Он бросился бежать, но вся прихожая уже полна людей, двери на лестнице отворены настежь, и на площадке, на лестнице и туда вниз — всё люди, голова с головой, все смотрят, — но все притаились и ждут, молчат. Сердце его стеснилось, ноги не движутся, приросли. Он хотел вскрикнуть и — проснулся.

Он тяжело перевел дыхание, — но странно, сон как будто всё еще продолжался: дверь его была отворена настежь, и на пороге стоял совсем незнакомый ему человек и пристально его разглядывал.

Раскольников не успел еще совсем раскрыть глаза и мигом закрыл их опять. Он лежал навзничь и не шевельнулся. «Сон это продолжается или нет», — думал он и чуть-чуть, неприметно опять приподнял ресницы поглядеть: незнакомый стоял на том же месте и продолжал в него вглядываться.

(Третий сон Раскольникова включает механизм покаяния. Раскольников Между третьим и четвертым сном (сон в эпилоге романа) Раскольников смотрится в зеркало своих «двойников»: Лужина и Свидригайлова.) (

Анализ эпизода «Сон Раскольникова» по роману Ф. Достоевского «Преступление и наказание»

Описание сна литературного героя — прием, часто используемый писателями и поэтами для более глубо-кого раскрытия образа своего персонажа. Пушкин приводит Татьяну Ларину в ее сне к странной избуш-ке, стоящей в таинственном лесу, открывая нам рус-скую душу девушки, выросшей на сказках и предани-ях «простонародной старины». Гончаров дарует Обломову возвращение в детство, в безмятежный рай Обломовки, посвятив сну героя целую главу. В снах Веры Павловны воплощает свои утопические мечты Чернышевский. Сны литературных персонажей сближают нас с ними, помогают проникнуть в их внутренний мир, понять первопричины тех или иных поступков. Прочитав роман «Преступление и наказа-ние» Ф. М. Достоевского, я поняла, что осмысление образа Раскольникова, его мятущейся души было бы неполным без постижения глубины его подсознания, отраженной в снах этого героя.

В «Преступлении и наказании» описано четыре сна Родиона Раскольникова, но я хочу рассмотреть и про-анализировать первый сон, приснившийся герою по-сле того, как он принял окончательное решение под-твердить свою теорию о «дрожащих тварях» и «право имеющих», то есть решение убить старуху-процент-щицу. Страшась самого слова «убийство», он посто-янно спрашивает себя: «. да разве то будет?». Сама возможность осуществить задуманное ввергает его в ужас, но, пытаясь доказать себе, что он принадлежит к касте высших существ, смеющих пролить «кровь по совести», Раскольников храбрится и подстегивает свое самолюбие мыслями о спасении множества убо-гих, когда именно он выступит в роли благородного спасителя. Но сон Родиона, описанный Достоевским, сводит на нет все циничные рассуждения героя, от-крывая нам его ранимую, беспомощную в своем за-блуждении душу.

Раскольникову снится его детство, родной городок. Детство обычно ассоциируется с самым беззаботным периодом жизни, лишенным необходимости прини-мать жизненно важные решения, брать на себя всю ответственность за свои поступки. И не случайно именно в детство возвращается Раскольников во сне. Уже по этому можно судить, что проблемы взрослой жизни его угнетают, он хочет отказаться от них, не знать их вовсе. Кроме того, детство подразумевает инстинктивное разграничивание добра и зла. Символичен и образ отца, с которым идет во сне маленький Ро-дион. Ведь отец — традиционно символ защиты, безо-пасности. Кабак, мимо которого они проходят, и пьяные мужики, выбегающие оттуда,— это уже обра-зы реального мира, измучившего героя. Один из му-жиков, Миколка, приглашает остальных прокатить-ся на его телеге, в которую впряжена «маленькая, то-щая саврасая крестьянская клячонка». Все соглашаются и садятся. Миколка бьет лошадь, за-ставляя ее тянуть телегу, но из-за хилости та не может идти даже шагом. Мальчик с ужасом видит, как ло-шадь «секут по глазам, по самым глазам!». Среди кри-ков пьяной толпы слышится «Топором ее, чего!». То-гда хозяин с остервенением добивает клячу. Раскольников-ребенок смотрит на все происходящее в жутком страхе, потом в порыве жалости и возмуще-ния бросается защищать лошадь, но, увы, слишком поздно. Атмосфера вокруг происходящего раскалена до предела. С одной стороны — злобная агрессия пья-ной толпы, с другой — непереносимое отчаяние ребен-ка, на глазах которого осуществляется страшное в своей жестокости действо, сотрясающее его душу жа-лостью к «бедной лошадке». И в центре всего — ужас и слезы добиваемой клячи. Для передачи экспрессив-ности эпизода писатель почти каждую фразу заканчивает восклицательным знаком.

Сон, прежде всего, показывает нам неприятие убийства натурой Раскольникова. И весь смысл его, на первый взгляд, состоит в раскрытии истинного ду-шевного состояния героя, который, проснувшись, даже обращается с молитвой к Богу: «Господи. пока-жи мне путь мой, а я отрекаюсь от этой проклятой. мечты моей!». Однако студент все-таки осуществит свой страшный план, и здесь можно разглядеть вто-рой, скрытый, смысл сновидения. Ведь в этом сне, как и в реальной жизни Раскольникова, идет речь о возможности распоряжаться чужой жизнью — в дан-ном случае жизнью лошади. Лошадь — никчемное и бесполезное, в силу ее слабосильности, существо: «.. .а кобыленка этта, братцы, только сердце мое надрыва-ет: так бы, кажись, ее и убил, даром хлеб ест». Так же как и «глупая, бессмысленная, ничтожная, злая, больная старушонка, никому не нужная и, напротив, всем вредная, которая сама не знает, для чего живет, и которая завтра же сама собой умрет». Жизнь ее в представлении Раскольникова равняется «жизни вши, таракана».

Таким образом, первый сон Раскольникова, с од-ной стороны, открывает герою весь ужас задуманного им, с другой — подталкивает его к совершению пре-ступления. Но по мере развития сюжета Достоевский приводит нас к мысли о верности лишь первого значе-ния сна — крика души о недопустимости злодеяний.

В композиции романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» сны Раскольникова занимают важнейшее место, являясь неотъемлемой частью построения произведения. Сны в романе — это отражение внутреннего мира героя, его идей, теорий, мыслей, скрытых от его сознания. Это важная составляющая романа, которая дает читателю возможность проникнуть во Раскольникова, понять саму сущность его души.

Сны в психологии

Изучение личности человека — очень тонкая наука, балансирующая между точными установками и философскими умозаключениями. Психология часто оперирует такими загадочными и неоднозначными категориями, как «сознание», «бессознательное», «психика». Здесь для разъяснения поступков человека главенствующим является его внутренний мир, скрытый порой даже от самого пациента. Свои аморальные мысли и чувства он загоняет глубоко вовнутрь, стыдясь признаться в них не только окружающим, но даже самому себе. Это вызывает душевный дисбаланс, способствует развитию неврозов и истерий.

Для разгадывания состояния человека, истинных причин его моральных страданий психологи часто используют гипноз или разгадывание сновидений. Именно сон в психологии — это выражение бессознательного в психике человека, его подавленного «я».

Сон как прием психоанализа в романе

Достоевский — очень тонкий психолог. Он словно выворачивает наизнанку души своих героев перед читателем. Но делает это не явно, а постепенно, как бы рисуя перед зрителем картину, на которой каждый должен увидеть особенные узоры. В произведении «Преступление и наказание» сон — это способ раскрытия внутреннего мира Раскольникова, его переживаний, эмоций и дум. Поэтому так важно определить содержание снов Раскольникова, их смысловую нагрузку. Также это необходимо для того, чтобы разобраться как в самом романе, так и в личности героя.

Церковь и кабак

В течение всего произведения Родион Романович видит сны пять раз. Точнее, три сна и два полубреда, происходящие на грани сознания и нереальности. Сны Раскольникова, краткое содержание которых позволяет уловить глубинный смысл произведения, позволяют читателю ощутить внутренние противоречия героя, его «тяжелые размышления». Так происходит в случае с первым сном, в котором в какой-то степени идет внутренняя борьба героя. Это очень важный момент. Это сон перед убийством старухи-процентщицы. На нем необходимо заострить внимание. Это системообразующий эпизод, от которого, как от камня, пущенного в воду, расходятся волны по каждой странице романа.

Первый сон Раскольникова — порождение болезненного воображения. Он видит его в своей «комнатушке» после того, как повстречал пьяную девочку на бульваре. Сон возвращает Родиона в далекое детство, когда он жил в своем родном городке. Жизнь там настолько проста, обычна и скучна, что даже в праздничные дни ничто не в состоянии разбавить «серенькое время». Причем сон Раскольникова Достоевским изображался в мрачных, отталкивающих тонах. Контраст создает лишь зеленый да красные и синие рубашки, которые принадлежат пьяным мужикам.

В этом сне есть два места, которые являются противопоставлением друг другу: кабак и церковь на кладбище. Церковь на кладбище является определенным символом: как жизнь начинает свою человек в церкви, так и заканчивает ее там же. А кабак, в свою очередь, ассоциируется у Родиона со злобой, низостью, закостенелостью, пьянством, грязью и развращённостью его обитателей. Веселье обитателей кабака как у окружающих, так и у самого маленького Роди вызывает только страх и отвращение.

И два этих центра — кабак и церковь — не случайно находятся на небольшом расстоянии друг от друга. Этим Достоевский хочет сказать, что человек, какой бы он ни был отвратительный, может в любой момент прекратить низкую жизнь и обратиться к всепрощающему Богу. Для этого лишь надо начать новую, «чистую» жизнь, жизнь без грехов.

Старый детский кошмар

Обратимся теперь не к символам этого сна, а к самому Родиону, который во сне погрузился в мир своего детства. Он вновь переживает кошмар, свидетелем которого был в раннем детстве: Родион вместе с отцом направляется на кладбище, чтобы навестить могилу маленького брата, погибшего в 6-месячном возрасте. А путь их пролегал через кабак. У кабака стояла которая была запряжена в телегу. Из кабака вышел пьяный хозяин лошади и стал приглашать своих приятелей прокатиться на телеге. Когда не сдвинулась с места, Микола стал хлестать ее кнутом, который он затем сменил на лом. После нескольких ударов лошадь умирает, а Родион, видя это, бросается на него с кулаками.

Анализ первого сна

Именно этот в романе «Преступление и наказание» сон является важнейшей составляющей всего романа. Он позволяет впервые увидеть читателям убийство. Только убийство не задуманное, а реальное. В первом сне заложен смысл, который несет огромную смысловую и символическую нагрузку. Он наглядно демонстрирует, откуда у героя развилось чувство несправедливости. Это чувство — порождение исканий и ментальных страданий Родиона.

Всего лишь один в произведении «Преступление и наказание» сон Раскольникова — это тысячелетний опыт угнетения и порабощения людьми друг друга. Он отражает жестокость, которая и управляет миром, и ни с чем не сравнимую тоску по справедливости и человечности. Эту мысль с поражающим мастерством и ясностью Ф.М. Достоевский смог показать в столь коротком эпизоде.

Второй сон Раскольникова

Интересно, что после того, как Раскольников увидел первый сон, он долгое время больше не видит снов, кроме посетившего его перед убийством видения — пустыня, в которой есть оазис с голубой водой (это символ: голубой — цвет надежды, цвет чистоты). То, что Раскольников решает напиться из источника, говорит о том, что еще не все потеряно. Он еще может отказаться от своего «опыта», избежать этого ужасного эксперимента, который должен подтвердить его сумасбродную теорию о том, что убийство «вредного» (плохого, подлого) человека непременно принесет облегчение обществу и сделает жизнь хороших людей лучше.

На грани бессознательного

В лихорадочном припадке, когда герой мало что соображает из-за бреда, Раскольников видит, как хозяйку его квартиры якобы избивает Илья Петрович. Нельзя выделить этот эпизод, произошедший во второй части романа, в отдельный сон, так как это в большей степени «бред и слуховые галлюцинации». Хотя это в какой-то мере говорит о том, что герой предчувствует, что будет «отщепенцем», «изгоем», т.е. на подсознательном уровне знает, что его ждет наказание. Но также, возможно, это игра подсознания, которое говорит о желании уничтожить еще одну «тварь дрожащую» (хозяйку квартиры), которая так же, как и старуха-процентщица, не достойна, по его теории, жить.

Описание очередного сна Раскольникова

В третьей части произведения Родиону, который уже расправился с Аленой Ивановной (также убив при этом невинную Лизавету Ивановну), снится еще один сон, постепенно переходящий в бред. Очередное сновидение Раскольникова подобно первому. Это кошмар: старуха-процентщица во сне жива, и на бесплодные попытки убить себя она отвечает Раскольникову смехом, смехом «зловещим и неприятным». Раскольников пытается убить ее повторно, но гомон толпы, которая настроена явно недоброжелательно и злобно, не позволяет ему сделать дело. Достоевский этим показывает мучения и метания главного героя.

Психоанализ автора

Этот сон полностью отражает состояние героя, который был «надломлен», так как его эксперимент показал ему, что он не способен переступать через людские жизни. Смех старухи — это смех над тем, что Раскольников оказался не «Наполеоном», который с легкостью может жонглировать человеческими судьбами, а ничтожным и смешным человеком. Это своеобразное торжество зла над не сумевшим уничтожить в себе совесть Раскольниковым. Чисто композиционно этот сон является продолжением и развитием размышлений Раскольникова над своей теорией, по которой он делил людей на «тварей дрожащих» и тех, кто «право имеет». Эта его неспособность перешагнуть через человека и подведет Родиона к черте, к возможности в дальнейшем «возродиться из пепла».

Последний сон

Последний в романе «Преступление и наказание» сон Раскольникова является еще одним своеобразным полусном-полубредом, в котором нужно искать надежду на возможность перерождения героя. Этот сон избавляет Родиона от сомнений и поисков, так мучавших его все время после убийства. Последний сон Раскольникова — это мир, который должен исчезнуть из-за болезни. Как будто в этом мире есть духи, которые наделены умом, которые обладают волей, способной подчинять людей, делая из них марионеток, бесноватых и сумасшедших. Причем сами марионетки после заражения считают себя истинно умными и непоколебимыми. Зараженные люди убивают друг друга, как пауки в банке. После третьего кошмара Родион исцеляется. Он становится нравственно, физически и психологически свободным, исцеленным. И он готов следовать совету Порфирия Петровича, готов стать «солнцем». Он приближается тем самым к порогу, за которым кроется новая жизнь.

В этом сне Раскольников смотрит на свою теорию совсем другими глазами, теперь он видит, что она бесчеловечна, и расценивает ее уже как опасную для человеческого рода, для всего человечества.

Исцеление

Многие писатели использовали сны в своих произведениях, но мало кто смог добиться того, чего добился Ф.М. Достоевский. То, как он тонко, глубоко и вместе с тем ярко описал с помощью сна психологическое состояние персонажа, поражает не только обывателя, но и истинных знатоков литературы.

Первый сон Родиона Раскольникова (5 глава первой части) в романе Ф. М. Достоевского « Преступление и наказание»

1. Сон на природе. Сон об убийстве лошади — экскурс в прошлое героя.

Сущность Раскольникова, его душу чистого, жалостливого человека, сон помогает понять героя, проникнуть в потаённые уголки человеческой души,

В сцене убийства лошади Достоевский определяет внутренние противоречия Раскольникова,

Намечается путь героя от падения к очищению,

Многозначность и символичность сна (определяются образы, художественные детали, цвета, которые впоследствии определят события и судьбы героев),

3.Сон — своеобразный план, согласно которому Раскольникову предлагается действовать – «Боже! — воскликнул он, — да неужели я в самом деле возьму топор, стану бить по голове, размозжу ей череп…»

4 . Первый сон Раскольникова — один из ключевых моментов сюжета романа «Преступление и наказание».

Рабочие материалы к сочинению

(анализ — исследование текста романа «Преступление и наказание»)

Содержание сна:

Сколько лет было герою в первом сне? («Он лет семи и гуляет в праздничный день, под вечер, со своим отцом за городом».

Что привлекает маленького Родю? («Особенное обстоятельство привлекает его внимание: на этот раз тут как будто гулянье… Идут они с отцом по дороге к кладбищу и проходят мимо кабака…»

Что поразило Родю? (« в большую такую телегу впряжена была маленькая, тощая, саврасая крестьянская клячонка…Все лезут в Миколкину телегу с хохотом и остротами…». –

Что происходит в телеге и в толпе? («Смех в телеге и в толпе удваивается, но Миколка сердится и в ярости сечёт учащёнными ударами кобылёнку, точно и впрямь полагает, что она вскачь пойдёт.. Вдруг хохот разда ётся залпом и покрывает всё, кобылёнка не вынесла учащённых ударов и в бессилии начала лягаться».

Как реагирует на это маленький Родя? («Папочка, за что они…бедную лошадку…убили! — всхлипывает он, но дыханье ему захватывает, и слова криками вырываются из его стеснённой груди… Он обхватывает отца руками, но грудь ему теснит, теснит». Душа семилетнего мальчика бунтует, ему жалко бедную лошадку.

2.Что раскрывает первый сон Раскольникова? Тайный смысл сна.

Герой мечется между милосердием и насилием, добром и злом. Герой расколот надвое.

Сон драматизирует душевную борьбу Раскольникова и составляет важнейшее событие в романе: от него тянутся нити к другим событиям.

Пытаясь избавиться от навязчивой идеи, Раскольников стремится уйти как можно дальше из дома. Засыпает на природе. Очевидно, что ужасная теория о разделении людей на «дрожащих тварей» и «имеющих право» скрывается не в петербургских трущобах, а в сознании самого героя.

Сон играет с Раскольниковым злую шутку, словно предоставляя ему возможность совершить «пробу пробы», после чего герой отправляется к старухе процентщице — для второй попытки.

— «В последней части сна, несомненно, нашли отражение черты придуманного им страшного плана — пусть пока лошади. (Дарья Менделеева).

Страшный сон Раскольникова обладает многозначностью и символичностью, является экскурсом в прошлое и в то же время предопределением, своеобразным планом, согласно которому ему предстояло действовать.

Первый из них намечает канву душевного конфликта, вокруг которого и выстраиваются затем вполне реальные события. Начало сновидения отсылает нас к детству Родиона. «И вот снится ему: они идут с отцом по дороге к кладбищу и проходят мимо кабака; он держит отца за руку и со страхом оглядывается на кабак». Беспокойство мальчика всем понятно: «кладбище» напоминает о бренности человеческой жизни, «питейное заведение» — о бездумном прожигании последней некоторыми людьми. Далее разыгрывается настоящая трагедия: «Смех в телеге и в толпе удвоивается, но Миколка сердится и в ярости сечет учащенными ударами кобылку, точно и впрямь полагает, что она вскачь пойдет». Участь несчастного животного предрешена — его забивают насмерть.

Образ старой и ни на что не годной лошади как бы расширяет смысловое поле, связанное с мрачным кладбищенским ландшафтом. Этот бессловесный персонаж символизирует те границы, которые установила дерзким человеческим притязаниям сама природа. И потому избиение беспомощного существа означает бунт против таких природных ограничений. В прошлом веке такие умонастроения назывались «богоборческими». Тем самым подразумевалось, что подобный протест направлен против человеческой судьбы в целом. Психологически же такого рода взглядам соответствуют подверженность иллюзиям, тайное чувство собственной ущербности, зависть к успехам ближнего.

Анализ роли эпизода «Первый сон Раскольникова» в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» (Пример сочинения)

Известно, что, работая над романом «Преступление и наказание», Ф.М. Достоевский не сразу определил внутренние движущие силы личности Раскольникова. В соответствии с первоначальным замыслом, как свидетельствует сам автор в письме к Каткову, мотивы преступления Раскольникова вполне определенны: убить одно ничтожное, вредное существо с целью осчастливить на его деньги обездоленных, в круг которых входят и родные героя. Во второй редакции романа идея убийства как прямого способа перераспределить материальные блага в пользу обездоленных разрастается до идеи убийства ради обретения ощущения власти над людьми: это ощущение власти, силы необходимо Раскольникову, чтобы совершать добрые дела. В процессе дальнейшей работы над романом Достоевский трансформирует идею убийства ради власти, необходимой для добрых дел, в идею убийства ради достижения превосходства над людьми. Но при этом не отказывается и от первоначальной трактовки героя как заблуждающегося доброго сердца.

Таким образом, в личности главного героя романа «Преступление и наказание» выведены две прямо противоположные идеи: идея любви к людям (пусть и в несколько странной трактовке героя), и идея безграничного презрения к людям — идея Наполеона. Как справедливо замечает Разумихин, в Раскольникове «два противоположных характера поочередно сменяются». Противоборство двух составляющих личности Раскольникова и является той пружиной, которая определяет развитие сюжетной интриги произведения.

В правильности такого прочтения романа убеждает анализируемый эпизод.

В начале эпизода видим описание двух пространственных ориентиров: кабака и церкви. Кабак, «всегда производивший. пренеприятнейшее впечатление и даже страх». Церковь, «которую он любил», со старинными образами, большею частью без окладов, со старым священником с дрожащею головой.

Очевидно: в сознании семилетнего героя сна эти пространственные ориентиры противопоставлены друг другу.

Интересно, что Раскольников вспоминает кабак как место, наполненное отвратительными звуками: хохотом, руганью, безобразным и сиплым пением; посетители кабака — «толпа», «пьяные рожи». Церковь, напротив, ассоциируется с чем-то безмолвным, величественным; в связи с ней вспоминаются конкретные дорогие, близкие люди: бабушка, маленький брат. Церковь и кабак — это своеобразные символы, олицетворяющие два противоположные начала: духовное, христианское начало и начало порочное, злое, темное («Возле кабака дорога. и пыль на ней всегда такая черная»).

Центральной в анализируемом эпизоде является сцена бессмысленного убийства лошади («кобыленки»; сравним: «старушонки»), свидетелем которой стал Раскольников-мальчик во сне. Обращает на себя внимание возраст героя сна — семь лет. Известно, что числа играют в романе Достоевского исключительно важную роль. Число 7 в теологии — истинно святое число, т.к. оно соединяет числа 3 (божественное совершенство) и 4 (мировой порядок). Указывая на возраст героя, Достоевский тем самым дает читателю сигнал об истинности его взгляда на мир, о гармоничности системы ценностей: они совпадают с христианским мировоззрением самого автора. Совершенно очевидно, что Раскольников-мальчик противопоставлен Миколке, убившему лошадь. Противопоставление двух пространственных ориентиров-символов оттеняется в эпизоде не менее очевидным противопоставлением двух героев, являющихся носителями праведного и неправедного жизненных начал.

Обратим внимание на цветовые сигналы в центральной сцене эпизода. Рисуя портрет Миколки, автор не случайно использует определение «красный». Мы знаем, что роман «Преступление и наказание» построен с использованием преимущественно двух цветов: желтого и красного. Если желтый цвет усиливает атмосферу нездоровья, надрыва, расстройства, болезненности, окружающую героев, — то красный ассоциируется с кровью, с преступлением. Появление красного цвета в описании внешности Миколки — это знак, указывающий на то, что реальный Раскольников и Миколка из сна — персонажи одного плана, они связаны кровью. Дальнейшее развитие действия подтверждает такое предположение: первая мысль Раскольникова после сна, — мысль о крови: «. да неужели ж я. буду скользить в липкой, теплой крови. прятаться, весь залитый кровью. »

Эпизод сна дан в своеобразном обрамлении двух внутренних монологов героя. В первом Раскольников уже принял решение об убийстве: «Я к нему. на другой день после того пойду, когда уже то будет кончено». Второй внутренний монолог героя иллюстрирует решительный отказ от идеи убийства: «Господи. покажи мне путь мой, а я отрекаюсь от этой проклятой. мечты моей!» В обоих монологах речь героя прерывиста, психологически неустойчива, в ней много пауз, что свидетельствует о глубоком внутреннем конфликте. Противопоставление двух полярных решений героя совершенно очевидно перекликается с противопоставлением двух пространственных ориентиров в самом эпизоде сна (кабак — церковь), с противопоставлением образов Раскольникова-мальчика и Раскольникова-убийцы.

Такая концентрация противопоставлений, разумеется, не случайна, с ее помощью автор задает своеобразную систему координат, в рамках которой будет разворачиваться противоборство двух начал в личности Раскольникова. Это противоборство автор покажет затем во многих эпизодах романа.

На мой взгляд, в анализируемом эпизоде достаточно определенно выражено отношение автора романа к Раскольникову как к герою, сущность личности которого определяет все же начало праведное, христианское, тогда как увлечение страшной идеей неограниченной власти над людьми, над их жизнями — это наносное, пришедшее извне, временное. Показательны в этом плане два описания состояния героя: до сна и после. До сна Раскольников, поглощенный мыслями о принятом решении убить, как будто не принадлежит себе, не отдает себе отчета в своих действиях: пышные коляски он провожал «с любопытством глазами и забывал о них прежде, чем они скрывались из глаз»; вытащив из кармана деньги, Раскольников «скоро забыл. для чего и деньги вытащил из кармана».

Совершенно по-иному описано состояние Раскольникова после сна: «Проходя чрез мост, он тихо и спокойно смотрел на Неву. Несмотря на слабость свою, он даже не ощущал в себе усталости. Точно нарыв на сердце его, нарывавший весь месяц, вдруг прорвался. Свобода, свобода! Он свободен теперь от этих чар, от колдовства, обаяния, от наваждения!» Весьма показателен ряд синонимов, использованных Достоевским: нарыв на сердце, чары, колдовство, наваждение. Это все — о страшной идее Раскольникова. В противовес наваждению — троекратное повторение слова «свобода (свободен)».

Эта оценка автором образа Раскольникова представляется очень важной, своевременной именно в начале романа: она определяет траекторию развития персонажа, итог, к которому он придет; итог для Раскольникова — это не переход на чуждые ему мировоззренческие позиции Сони Мармеладовой, а возвращение к самому себе, семилетнему, любящему церковь.

Таким образом, роль эпизода видится прежде всего в том, что в нем в миниатюре проиграна генеральная сюжетная линия романа.

Первый сон раскольникова и его роль в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

ПЕРВЫЙ СОН РАСКОЛЬНИКОВА И ЕГО РОЛЬ В РОМАНЕ Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО «ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ»

В романе Ф. М. Достоевского, как и в произведениях. многих других русских писателей, встречаются описания шов главного героя. Для Достоевского сны имеют большое значение еще и потому, что они раскрывают характер и душу человека. В «Преступлении и наказании» встречается четыре сна Родиона Раскольникова, но мы рассмотрим и проанализируем первый сон, описанный Достоевским в начале романе. Раскольникову снится его детство, еще в родном городке. Он гуляет с отцом и проходит мимо кабака, из которого выбегают пьяные мужики. Один из них, Миколка, приглашает остальных прокатиться не его телеге, в которую впряжена «маленькая, тощая саврасая крестьянская клячонка». Мужики соглашаются и садятся. Миколка бьет лошадь, принуждая ее тянуть телегу, но она из-за слабости не может даже идти шагом. Тогда хозяин начинает бить клячу с остервенением и добивает ее. Раскольников-ребенок в первый момент смотрит на все происходящее в ужасе, потом бросается защищать лошадь, но слишком поздно.

Атмосфера происходящего раскалена сильнейшими чувствами. С одной стороны, это злостная, агрессивная страсть разнузданной толпы, с другой- невыносимое отчаяние маленького Роди, сотрясающее его сердце жалостью к «бедной лошадке». И в центре всего- ужас и слезы добиваемой клячи. Не случайно, создавая эту страшную картину, Достоевский использует очень много восклицательных знаков. Главная мысль эпизода заключается в неприятии убийства натурой человека, и в частности натурой Раскольникова. Перед сном герой думает о полезности убийства старухи-процентщицы, которая отжила свой век и «заедает» чужой, но после Раскольников просыпается в холодном поту и в ужасе от сцены, увиденной во сне. Эту перемену можно объяснить борьбой души и разума, которая постоянно происходит в главном герое. Сны не подчиняются разуму, в них раскрывается натура человека, и мы видим, что убийство отвратительно душе и сердцу Раскольникова. Но в реальности мысли и заботы о матери и сестре, желание доказать свою теорию об «обыкновенных» и «необыкновенных» людях на практике побуждают думать об убийстве и его полезности, заглушать муки натуры.

Достоевский вкладывает в первый сон главного героя свои мысли о причинах преступления и о противоестественности убийства.

Родной городок — это символ и самого Петербурга. Кабак, пьяные мужики, удушливая атмосфера — все это неотъемлемые составляющие Петербурга времен Достоевского. Автор считает, что Петербург является причиной и соучастником преступления Раскольникова. Город своей атмосферой, мнимыми тупиками, жестокостью и безразличием действует на главного героя, вовлекая его в болезненное состояние возбуждения. Именно это состояние подталкивает Раскольникова к созданию теории, которая овладевает его разумом и повелевает им самим.

Сон множеством нитей связан с тем, что произойдет потом в реальности романа. Раскольников, содрогнувшийся перед тем, что он задумал, все-таки убьет старуху и еще Ли-завету, такую же беспомощную и забитую, как кляча: она не осмелится даже поднять руку, чтобы защитить лицо от топора убийцы. Потом умирающая Катерина Ивановна выдохнет вместе с чахоточной кровью: «Заездили клячу! » Но Раскольников в этой странной реальности выступит уже как палач, как часть грубого, жестокого мира, присвоившего себе право убивать, все равно как: на спор ли, изобретая ли теории о сильных и слабых личностях.

Сон главного героя описан автором со всеми подробностями и напоминает сцену из стихотворения Н. А. Некрасова «О погоде». Действие сна разворачивается последовательно, в отличие, например, от сна Николеньки в романе Л. Н. Толстого «Война и мир», где происходящие события лихорадочно сменяют друг друга. Но первый сон Раскольникова не является единственным: за ним последуют еще три сновидения, и каждое из четырех имеет свое значение. Первый сон главного героя сыграл важную роль в дальнейшем произведении, так как, развивая тему «наказания» Раскольникова, Достоевский покажет, что именно в душе хранятся все главные истины об отношении людей друг к другу: «Не суди», «Не убий», «Возлюби ближнего, как самого себя». И наказан Раскольников будет в первую очередь тем, что его сердце не примет преступления. Прислушайся Раскольников не к зову ума, а к зову сердца, прозвучавшему в первом сне, — страшное преступление не свершилось бы.

Первый сон Раскольникова.

Описание сна, привидевшегося Родиону Романовичу Раскольникову в вечер накануне убийства старухи-процентщицы, является одним из ключевых моментов сюжета “Преступления и наказания”. На первый взгляд этот уход в бессознательное на время вырывает главного героя из рамок окружающей действительности, в которой начинает развиваться придуманный им страшный план, и дает бедному студенту небольшую передышку от той болезненной лихорадки, в какую он загнал себя своей сумасбродной теорией. Поначалу нам кажется, что, очутившись в непривычной для себя обстановке Островов, в окружении зелени, свежести и цветов вместо обычных городской пыли, известки и “теснящих и давящих домов” (вспомним попутно размышления героя о необходимости построения фонтанов), Родион Романович и вправду чудесным образом избавляется “от этих чар, от колдовства, обаяния, от наваждения” и погружается в мир своего детства. Во сне перед нами открывается душевный мир семилетнего маленького Роди, который испытывает “неприятнейшее впечатление и даже страх”, лишь только проходя с отцом мимо городского кабака, и “весь дрожит” от одних доносящихся из него звуков и вида “шляющихся кругом” “пьяных и страшных рож”. Когда герой с душевной теплотой вспоминает бедную маленькую городскую церковь “с зеленым куполом и старинные в ней образа”, и старого священника, и свое собственное невероятно трогательное благоговение перед “маленькой могилкой меньшого братца, умершего шести месяцев”, нам кажется, что из-под всего наносного, рожденного жизненными обстоятельствами в нынешнем Раскольникове, нищем студенте и обитателе трущоб, воскресает душа ребенка, не способного не только убить человека, но и спокойно смотреть на истязание лошади. Таким образом, весь смысл эпизода на первый взгляд заключается в раскрытии истинного душевного состояния героя, который, пробудившись, даже обращается с молитвой к Богу и отрекается от проклятой идеи. Однако буквально через сутки Раскольников все-таки приведет в исполнение свой страшный замысел, а Достоевский почему-то не дает читателю забыть об этом первом сне своего персонажа практически до самого конца романа: как круги, расходящиеся по воде от брошенного камня, или отголоски произнесенной вслух фразы, по всему тексту “Преступления и наказания” разбросаны мельчайшие образы, вновь и вновь возвращающие к содержанию сна. То, спрятав под камень украденные у старухи драгоценности, Раскольников возвращается домой, “дрожа, как загнанная лошадь”, и ему мерещится, что помощник квартального надзирателя Илья Петрович бьет на лестнице его квартирную хозяйку. То с криком “уездили клячу” умирает измученная Катерина Ивановна Мармеладова. То вдруг чудесным образом материализуется приснившийся главному герою Миколка, оказавшийся, правда, не дюжим мужиком с красной мордой, а скромным красильщиком. Зато появляется он заодно с неким кабатчиком Душкиным, который, по словам Разумихина, “бабушкин сон рассказывает” и при этом “врет, как лошадь” (сравнение сколь неожиданное, столь и нарочитое). Все эти мимолетные указания звучат как назойливая нота, однако же не раскрывают глубокой символики загадочного сна. Вернемся вновь к тем обстоятельствам, в которых это сновидение возникает в воспаленном мозгу Раскольникова. Пытаясь избавиться от навязчивой идеи, герой стремится уйти как можно дальше от дома. Блуждая таким образом, Родион Романович попадает в отдаленную часть Петербурга. “Зелень и свежесть понравились сначала его усталым глазам. Тут не было ни духоты, ни вони, ни распивочных. Но скоро и эти новые, приятные ощущения перешли в болезненные и раздражающие”. Увы, смертельная обида на весь мир слишком глубоко засела в сознании гордого Раскольникова, и ее не выбить оттуда простой переменой обстановки. Да и только ли во внешней обстановке заключается все дело? Уж слишком сложный человек Раскольников, чтобы его, без добровольного на то согласия, просто-напросто “заела среда”. До этого сам Родион Романович начинает доискиваться уже много позже, разговаривая с Соней (в пятой части романа): “Работает же Разумихин! Да я озлился и не захотел. Я тогда, как паук, к себе в угол забился. О, как ненавидел я эту конуру! А все-таки выходить из нее не хотел. Нарочно не хотел!” Очевидно, что ужасная теория о разделении людей на “тварей дрожащих” и “право имеющих” скрывается все же не в петербургских трущобах, хоть и немало ей поспособствовавших, а в сознании самого героя, и поэтому ожидаемого просветления во время прогулки по зеленым Островам на самом деле не происходит. Все действия героя здесь отличаются бессмысленным автоматизмом: он зачем-то пересчитывает деньги, провожает глазами коляски и тут же забывает о них, впечатления от увиденного словно не доходят до его сознания, не оставляют в нем четкого цельного образа. Настоящего просветления не происходит и после пробуждения героя- автор отмечает, что у Раскольникова было “смутно и темно на душе”. Небольшое же облегчение и весьма кратковременное, как окажется после, умиротворение, наступившее в его душе, связано скорее с принятием окончательного, как ему думалось, решения относительно его теории. Но что это было за решение? Отказаться от задуманного, поскольку не сможет вытерпеть этого. Речь идет не о раскаянии, но лишь о том, сможет ли смелый теоретик собственноручно привести в исполнение свой замысел. Сон играет с Раскольниковым злую шутку, словно предоставив ему возможность совершить пробу сил, после чего герой, в состоянии все того же автоматизма, и в самом деле отправляется к старухе-процентщице. Не случайно сам автор называет видение своего героя “страшным”, “болезненным”. При всей своей кажущейся обыденности этот первый в романе сон на самом деле даже более фантастичен, нежели другой, посетивший Раскольникова в финале третьей части, в котором черт снова приводит его в квартиру Алены Ивановны и из которого словно бы входит в повествование Свидригайлов. Дело в том, что перед нами отнюдь не воспоминание о детстве героя. Недаром его описание предваряется довольно неожиданным авторским рассуждением о том, что “в болезненном состоянии сны отличаются часто чрезвычайным сходством с действительностью”, а следующее далее утверждение, что столь вероятную обстановку не выдумать наяву этому же самому сновидцу, будь он хоть Пушкин, хоть Тургенев, вряд ли относится к ужасной, но бытовой картине убийства лошади. Скорее всего, автор здесь в свойственной ему ненавязчивой манере предупреждает читателя о том, что при всей своей правдоподобности страшный сон Раскольникова не так прост. Картина, представившаяся герою, поначалу старательно “маскируется” под обыденную и реальную: “время серенькое, день удушливый, местность совершенно такая же, как уцелела в его памяти”. Обманность и фантасмагоричность сновидения выражаются здесь лишь в том, что оно правдивее реальности. Настроив героя (и читателей) на волну лирических воспоминаний, сон подбрасывает все новые и новые подробности — о черной пыли на дороге в кабак, о сахарной кутье на белом блюде, о старинных образах без окладов. И лишь непосредственно после этого, как бы в продолжение все той же мысли, без абзаца, начинается изложение самого сна. Эта часть видения Раскольникова также обладает своей собственной фантастикой: здесь маленькому мальчику неожиданно начинают казаться необычными самые обыденные вещи. На самом деле, что такого, например, в том, что в городском кабаке “как будто” происходит гулянье — ведь описанные события развиваются “в праздничный день, под вечер”, а “толпа всякого сброду” занимается тем же, чем и всегда, — горланит песни, пугая маленького Родю? Почему стоящая возле кабачного крыльца телега названа “странной”, если тут же добавлено, что это “одна из тех больших телег, в которые впрягают больших ломовых лошадей”? Действительно странным является, пожалуй, лишь то, что на этот раз в нее “впряжена была маленькая, тощая, саврасая крестьянская клячонка”, какая обычно не может сдвинуть с места даже предназначенный для нее воз дров или сена — и тогда ее бьют кнутами мужики, на что всегда так жалко было смотреть сердобольному ребенку. Этими постоянно возникающими отступлениями в сознание читателя как бы исподволь закладывается мысль о полной никчемности и бесполезности бедной лошадки, и разыгрывающаяся далее сцена оказывается, по сути, предрешенной. В этой части видения Раскольникова, несомненно, нашли отражение черты придуманного им страшного плана. Ведь речь здесь идет о возможности распоряжаться чужой жизнью — пусть пока жизнью лошади (“Мое добро!” — кричит пьяный Миколка) — и о критериях целесообразности, пользы. Миколка кричит, что кляча даром ест хлеб. Насколько близким оказывается положение приснившейся студенту бедной лошадки и вполне реальной старухи-процентщицы, которая, по отзывам окружающих, есть не что иное, как ничтожная и злая старушонка, которая сама не знает, для чего живет, чья жизнь стоит несравнимо меньше лошадиной, равняясь по ценности жизни вши (эту фразу из подслушанного в трактире разговора Раскольников попытается затем передать Соне)? Сон Раскольникова, как своеобразная проба, также довольно точно передает мелкие детали будущего убийства: лошадку забивают (“Топором ее”, — кричит кто-то), по ее морде струится кровь; Миколку, на котором, как после и на Раскольникове, “нет креста”, подзуживает при этом целая толпа, так же как студент и офицер своим разговором в трактире подтверждают оценку, мысленно данную Родионом Романовичем старухе-процентщице, и убеждают его в своеобразной справедливости собственных замыслов. Однако сон, являясь, по сути, сжатым изложением всего романа, словно коварно подсказывает главному герою и возможный путь ухода от неминуемо приближающейся трагедии — притвориться, что он-то здесь и ни при чем, занять место стороннего наблюдателя или, еще хуже, самому прикинуться этакой “лошадкой”, которую “заели” невыносимые условия жизни. И действительно, как во сне Раскольников видит задуманное им убийство со стороны, так и в реальной жизни, на тот случай, если из него не выйдет Наполеона, у философа остается еще мнимый шанс побороться с совестью, свалив свою вину на так вовремя подвернувшегося красильщика-сектанта с его навязчивой идеей о необходимости пострадать. Таким образом, страшный сон Родиона Раскольникова, обладая многозначностью и символичностью, присущими сновидениям, является отражением борьбы, которая в тот момент происходила в душе героя, и в то же время — предопределением, своеобразным планом, согласно которому ему предлагается действовать. И только нарушив условия этого навязчивого пророчества, герой сможет освободиться от чар и пут своей бесовской теории, чтобы затем, с течением времени, прийти к истинному покаянию и воскресению.

Как характеризует Родиона Раскольникова его первый сон?

Достоевский назвал свой роман «Преступление и наказание», и читатель вправе ожидать, что это будет судебный роман, где автор изобразит историю преступления и уголовное наказание. В романе точно есть убийство старухи процентщицы нищим студентом Раскольниковым, его душевные терзания на протяжении девяти дней (именно столько времени продолжается действие романа), его покаяние и явка с повинной. Ожидания читателя вроде бы оправдываются, и всё-таки «Преступление и наказание» не похоже на бульварный детектив в духе Эжена Сю, произведения которого были очень популярны во времена Достоевского. «Преступление и наказание» не судебный, а социально-философский роман, именно благодаря сложности и глубине содержания он может толковаться по-разному.

В советское время литературоведы главное внимание уделяли социальным проблемам произведения, повторяя в основном идеи Д.И.Писарева из статьи «Борьба за жизнь» (1868). В постсоветское время появились попытки свести содержание «Преступления и наказания» к богоискательству: за детективной интригой, за нравственным вопросом о преступлении скрыт вопрос о Боге. Этот взгляд на роман тоже не нов, он высказывался В.В.Розановым в начале XX века. Кажется, если эти крайние точки зрения соединить, получится наиболее верный взгляд и на сам роман, и на его идею. Именно с этих двух точек зрения следует проанализировать первый сон Раскольникова (1, V).

Известно, что трагический сон главного героя напоминает стихотворение Н.А.Некрасова из цикла «О погоде» (1859). Поэт рисует бытовую городскую картинку: тощая лошадёнка-калека тащит огромный воз и вдруг встала, потому что у неё нет сил идти дальше. Погонщик хватает кнут и беспощадно полосует клячу по рёбрам, ногам, даже по глазам, потом берёт полено и продолжает свою зверскую работу:

И уж бил её, бил её, бил!

Ноги как-то расставив широко,

Вся дымясь, оседая назад,

Лошадь только вздыхала глубоко

И глядела. (так люди глядят,

Покоряясь неправым нападкам).

«Труд» хозяина был вознаграждён: лошадёнка пошла вперёд, но как-то боком, нервно дрожа, из последних сил. Уличную сценку с интересом наблюдали разные прохожие и давали советы погонщику.

Достоевский в своём романе усиливает трагичность этой сцены: во сне Раскольникова (1, V) пьяные мужики забивают лошадёнку до смерти. Лошадёнка в романе — маленькая, тощая саврасая крестьянская кляча. Совершенно отвратительное зрелище представляет собой погонщик, который у Достоевского получает имя (Миколка) и отталкивающий портрет: «. молодой, с толстой такой шеей и с мясистым, красным, как морковь, лицом». Пьяный-препьяный, он жестоко, с наслаждением сечёт савраску. Миколке помогают добивать клячу два парня с кнутами, а раззадорившийся хозяин кричит им, чтобы они по глазам хлестали. Толпа у кабака со смехом наблюдает всю сцену:«.. .клячонка дёргает телегу изо всей силы, но не только вскачь, а даже шагом-то чуть-чуть не может справиться, только семенит ногами, кряхтит и приседает от ударов трёх кнутов, сыплющихся на неё как горох». Достоевский нагнетает страшные подробности: зрители гогочут, Миколка звереет и вытаскивает со дна телеги оглоблю. Удары палки и кнутов не могут быстро добить лошадь: она «вспрыгивает и дёргает, дёргает из всех последних сил в разные стороны, чтобы вывезти». Пьяный Миколка достаёт железный лом и лупит клячонку по голове; его помощники-истязатели подбегают к рухнувшей лошади и добивают её.

Источник статьи: https://wellnessizdoma.ru/travmy/pervyi-son-raskolnikova-analiz-proizvedeniya-i-harakteristika.html

Преступление и наказание сон раскольникова про лошадь. Сны в романе Достоевского «Преступление и наказание

Сны Родиона РаскольниковаФ. М. Достоевский
«Преступление и
наказание»
Данилиной Т.В.

Первый сон Раскольникова. (Часть 1, глава 5)

Второй сон Раскольникова (1 часть, глава 6)

Третий сон Раскольникова (2 часть, глава 2)

Четвёртый сон Раскольникова (3 часть, глава 6)

Пятый сон Раскольникова (Эпилог, II глава)

Сон о забитой мужиками лошадёнке.

Накануне преступления Раскольников видит сон: ему семь лет, он гуляет с отцом в праздничный день. Они идут на кладбище мимо кабака, возле которого стоит запряжённая в большую телегу тощая лошадёнка. Из кабака идёт пьяный.

Миколка (то же имя, что и у красильщика, взявшего на себя вину Раскольникова). Он усаживает в телегу шумную под- гулявшую толпу. Лошадь не может сдвинуть телегу с места. Миколка беспощадно бьёт её кнутом, потом оглоблей, два мужика секут лошадь с боков. Мальчик пытается заступиться, плачет, кричит.

Миколка добивает животное железным ломом. Родион подбегает «к савраске, обхватывает её мёртвую, окровавленную морду и целует её», потом бросается с кулачками на Миколку. Раскольников «проснулся весь в поту, с мокрыми от поту волосами, задыхаясь, и приподнялся в ужасе». Смысл: писатель открывает истинную душу Раскольникова, показывает, что задуманное им насилие противоречит натуре героя.

В этом сне отражается внутреннее состояние Родиона накануне совершения преступления.

Символика сна о забитой лошади.

В нескольких шагах от кабака находится церковь, и это небольшое расстояние показывает, что в любой момент жизни человек может перестать грешить и начать праведную жизнь. Сон имеет композиционного двойника в романе — это смерть Катерины Ивановны («Уездили клячу. » — говорит она, умирая).

Полный текст эпизода «сон №1»

Он пошел домой; но дойдя уже до Петровского острова, остановился в полном изнеможении, сошел с дороги, вошел в кусты, пал на траву и в ту же минуту заснул. В болезненном состоянии сны отличаются часто необыкновенною выпуклостию, яркостью и чрезвычайным сходством с действительностью. Слагается иногда картина чудовищная, но обстановка и весь процесс всего представления бывают при этом до того вероятны и с такими тонкими, неожиданными, но художественно соответствующими всей полноте картины подробностями, что их и не выдумать наяву этому же самому сновидцу, будь он такой же художник, как Пушкин или Тургенев. Такие сны, болезненные сны, всегда долго помнятся и производят сильное впечатление на расстроенный и уже возбужденный организм человека. Страшный сон приснился Раскольникову. Приснилось ему его детство, еще в их городке. Он лет семи и гуляет в праздничный день, под вечер, с своим отцом за городом. Время серенькое, день удушливый, местность совершенно такая же, как уцелела в его памяти: даже в памяти его она гораздо более изгладилась, чем представлялась теперь во сне. Городок стоит открыто, как на ладони, кругом ни ветлы; где-то очень далеко, на самом краю неба, чернеется лесок. В нескольких шагах от последнего городского огорода стоит кабак, большой кабак, всегда производивший на него неприятнейшее впечатление и даже страх, когда он проходил мимо его, гуляя с отцом. Там всегда была такая толпа, так орали, хохотали, ругались, так безобразно и сипло пели и так часто дрались; кругом кабака шлялись всегда такие пьяные и страшные рожи… Встречаясь с ними, он тесно прижимался к отцу и весь дрожал. Возле кабака дорога, проселок, всегда пыльная, и пыль на ней всегда такая черная. Идет она, извиваясь, далее и шагах в трехстах огибает вправо городское кладбище. Среди кладбища каменная церковь с зеленым куполом, в которою он раза два в год ходил с отцом и с матерью к обедне, когда служились панихиды по его бабушке, умершей уже давно, и которую он никогда не видал. При этом всегда они брали с собою кутью на белом блюде, в салфетке, а кутья была сахарная из рису и изюму, вдавленного в рис крестом. Он любил эту церковь и старинные в ней образа, большею частию без окладов, и старого священника с дрожащею головой. Подле бабушкиной могилы, на которой была плита, была и маленькая могилка его меньшого брата, умершего шести месяцев и которого он тоже совсем не знал и не мог помнить; но ему сказали, что у него был маленький брат, и он каждый раз, как посещал кладбище, религиозно и почтительно крестился над могилкой, кланялся ей и целовал ее. И вот снится ему: они идут с отцом по дороге к кладбищу и проходят мимо кабака; он держит отца за руку и со страхом оглядывается на кабак. Особенное обстоятельство привлекает его внимание: на это раз тут как будто гулянье, толпа разодетых мещанок, баб, их мужей и всякого сброду. Все пьяны, все поют песни, а подле кабачного крыльца стоит телега, но странная телега. Это одна из тех больших телег, в которые впрягают больших ломовых лошадей и перевозят в них товары и винные бочки. Он всегда любил смотреть на этих огромных ломовых коней, долгогривых, с толстыми ногами, идущих спокойно, мерным шагом и везущих за собою какую-нибудь целую гору, нисколько не надсаждаясь, как будто им с возами даже легче, чем без возов. Но теперь, странное дело, в большую такую телегу впряжена была маленькая, тощая, саврасая крестьянская клячонка, одна из тех, которые — он часто это видел — надрываются иной раз с высоким каким-нибудь возом дров или сена, особенно коли воз застрянет в грязи или в колее, и при этом их так больно, так больно бьют всегда мужики кнутами, иной раз даже по самой морде и по глазам, а ему так жалко, так жалко на это смотреть, что он чуть не плачет, а мамаша всегда, бывало, отводит его от окошка. Но вот вдруг становится очень шумно: из кабака выходят с криками, с песнями, с балалайками пьяные-препьяные большие такие мужики в красных и синих рубашках, с армяками внакидку. «Садись, все садись! — кричит один, еще молодой, с толстою такою шеей и с мясистым, красным, как морковь, лицом, — всех довезу, садись!» Но тотчас же раздается смех и восклицанья: — Этака кляча да повезет! — Да ты, Миколка, в уме, что ли: этаку кобыленку в таку телегу запрег! — А ведь савраске-то беспременно лет двадцать уж будет, братцы! — Садись, всех довезу! — опять кричит Миколка, прыгая первый в телегу, берет вожжи и становится на передке во весь рост. — Гнедой даве с Матвеем ушел, — кричит он с телеги, — а кобыленка этта, братцы, только сердце мое надрывает: так бы, кажись, ее и убил, даром хлеб ест. Говорю садись! Вскачь пущу! Вскачь пойдет! — И он берет в руки кнут, с наслаждением готовясь сечь савраску. — Да садись, чего! — хохочут в толпе. — Слышь, вскачь пойдет! — Она вскачь-то уж десять лет, поди, не прыгала. — Запрыгает! — Не жалей, братцы, бери всяк кнуты, зготовляй! — И то! Секи ее! Все лезут в Миколкину телегу с хохотом и остротами. Налезло человек шесть, и еще можно посадить. Берут с собою одну бабу, толстую и румяную. Она в кумачах, в кичке с бисером, на ногах коты, щелкает орешки и посмеивается. Кругом в толпе тоже смеются, да и впрямь, как не смеяться: этака лядащая кобыленка да таку тягость вскачь везти будет! Два парня в телеге тотчас же берут по кнуту, чтобы помогать Миколке. Раздается: «ну!», клячонка дергает изо всей силы, но не только вскачь, а даже и шагом-то чуть-чуть может справиться, только семенит ногами, кряхтит и приседает от ударов трех кнутов, сыплющихся на нее, как горох. Смех в телеге и в толпе удвоивается, но Миколка сердится и в ярости сечет учащенными ударами кобыленку, точно и впрямь полагает, что она вскачь пойдет. — Пусти и меня, братцы! — кричит один разлакомившийся парень из толпы. — Садись! Все садись! — кричит Миколка, — всех повезет. Засеку! — И хлещет, хлещет, и уже не знает, чем и бить от остервенения. — Папочка, папочка, — кричит он отцу, — папочка, что они делают? Папочка, бедную лошадку бьют! — Пойдем, пойдем! — говорит отец, — пьяные, шалят, дураки: пойдем, не смотри! — и хочет увести его, но он вырывается из его рук и, не помня себя, бежит к лошадке. Но уж бедной лошадке плохо. Она задыхается, останавливается, опять дергает, чуть не падает. — Секи до смерти! — кричит Миколка, — на то пошло. Засеку! — Да что на тебе креста, что ли, нет, леший! — кричит один старик из толпы. — Видано ль, чтобы така лошаденка таку поклажу везла, — прибавляет другой. — Заморишь! — кричит третий. — Не трожь! Мое добро! Что хочу, то и делаю. Садись еще! Все садись! Хочу, чтобы беспременно вскачь пошла. Вдруг хохот раздается залпом и покрывает все: кобыленка не вынесла учащенных ударов и в бессилии начала лягаться. Даже старик не выдержал и усмехнулся. И впрямь: этака лядащая кобыленка, а еще лягается! Два парня из толпы достают еще по кнуту и бегут к лошаденке сечь ее с боков. Каждый бежит с своей стороны. — По морде ее, по глазам хлещи, по глазам! — кричит Миколка. — Песню, братцы! — кричит кто-то с телеги, и все в телеге подхватывают. Раздается разгульная песня, брякает бубен, в припевах свист. Бабенка щелкает орешки и посмеивается. …Он бежит подле лошадки, он забегает вперед, он видит, как ее секут по глазам, по самым глазам! Он плачет. Сердце в нем поднимается, слезы текут. Один из секущих задевает его по лицу; он не чувствует, он ломает свои руки, кричит, бросается к седому старику с седою бородой, который качает головой и осуждает все это. Одна баба берет его за руку и хочет увесть; но он вырывается и опять бежит к лошадке. Та уже при последних усилиях, но еще раз начинает лягаться. — А чтобы те леший! — вскрикивает в ярости Миколка. Он бросает кнут, нагибается и вытаскивает со дна телеги длинную и толстую оглоблю, берет ее за конец в обе руки и с усилием размахивается над савраской. — Разразит! — кричат кругом. — Убьет! — Мое добро! — кричит Миколка и со всего размаху опускает оглоблю. Раздается тяжелый удар. — Секи ее, секи! Что стали! — кричат голоса из толпы. А Миколка намахивается в другой раз, и другой удар со всего размаху ложится на спину несчастной клячи. Она вся оседает всем задом, но вспрыгивает и дергает, дергает из всех последних сил в разные стороны, чтобы вывезти; но со всех сторон принимают ее в шесть кнутов, а оглобля снова вздымается и падает в третий раз, потом в четвертый, мерно, с размаха. Миколка в бешенстве, что не может с одного удара убить. — Живуча! — кричат кругом. — Сейчас беспременно падет, братцы, тут ей и конец! — кричит из толпы один любитель. — Топором ее, чего! Покончить с ней разом, — кричит третий. — Эх, ешь те комары! Расступись! — неистово вскрикивает Миколка, бросает оглоблю, снова нагибается в телегу и вытаскивает железный лом. — Берегись! — кричит он и что есть силы огорошивает с размаху свою бедную лошаденку. Удар рухнул; кобыленка зашаталась, осела, хотела было дернуть, но лом снова со всего размаху ложится ей на спину, и она падает на землю, точно ей подсекли все четыре ноги разом. — Добивай! — кричит Миколка и вскакивает, словно себя не помня, с телеги. Несколько парней, тоже красных и пьяных, схватывают что попало — кнуты, палки, оглоблю, и бегут к издыхающей кобыленке. Миколка становится сбоку и начинает бить ломом зря по спине. Кляча протягивает морду, тяжело вздыхает и умирает. — Доконал! — кричат в толпе. — А зачем вскачь не шла! — Мое добро! — кричит Миколка, с ломом в руках и с налитыми кровью глазами. Он стоит будто жалея, что уж некого больше бить. — Ну и впрямь, знать, креста на тебе нет! — кричат из толпы уже многие голоса. Но бедный мальчик уже не помнит себя. С криком пробивается он сквозь толпу к савраске, обхватывает ее мертвую, окровавленную морду и целует ее, бросается с своими кулачонками на Миколку. В этот миг отец, уже долго гонявшийся за ним, схватывает его наконец и выносит из толпы. — Пойдем! пойдем! — говорит он ему, — домой пойдем! — Папочка! За что они… бедную лошадку… убили! — всхлипывает он, но дыханье ему захватывает, и слова криками вырываются из его стесненной груди. — Пьяные, шалят, не наше дело, пойдем! — говорит отец. Он обхватывает отца руками, но грудь ему теснит, теснит. Он хочет перевести дыхание, вскрикнуть, и просыпается. Он проснулся весь в поту, с мокрыми от поту волосами, задыхаясь, и приподнялся в ужасе.

Сон про оазис в Египте.

Накануне преступления Родиону грезится во сне идеальный мир, который будет создан им — гениальным спасителем человечества. Он видит Египет, оазис, голубую воду, разноцветные камни, золотой песок и мечтает о создании на земле небольшого оазиса счастья среди бескрайней пустыни горя. Смысл: мечта, во имя которой задумано преступление, противопоставлена серой реальной жизни.

Символика сна об Египте.

Египетский поход — начало карьеры Наполеона.

Полный текст эпизода «сон №2»

Пообедав, протянулся он опять на диван, но заснуть уже не мог, а лежал без движения, ничком, уткнув лицо в подушку. Ему все грезилось, и все странные такие были грезы: всего чаще представлялось ему, что он где-то в Африке, в Египте, в каком-то оазисе. Караван отдыхает, смирно лежат верблюды; кругом пальмы растут целым кругом; все обедают. Он же все пьет воду, прямо из ручья, который тут же, у бока, течет и журчит. И прохладно так, и чудесная-чудесная такая голубая вода, холодная, бежит по разноцветным камням и по такому чистому с золотыми блестками песку… Вдруг он ясно услышал, что бьют часы. Он вздрогнул, очнулся, приподнял голову, посмотрел в окно, сообразил время и вдруг вскочил, совершенно опомнившись, как будто кто его сорвал с дивана. На цыпочках подошел он к двери, приотворил ее тихонько и стал прислушиваться вниз на лестницу. Сердце его страшно билось. Но на лестнице было все тихо, точно все спали… Дико и чудно показалось ему, что он мог проспать в таком забытьи со вчерашнего дня и ничего еще не сделал, ничего не приготовил… А меж тем, может, и шесть часов било… И необыкновенная лихорадочная и какая-то растерявшаяся суета охватила его вдруг, вместо сна и отупения. Приготовлений, впрочем, было немного. Он напрягал все усилия, чтобы все сообразить и ничего не забыть; а сердце все билось, стукало так, что ему дышать стало тяжело. Во-первых, надо было петлю сделать и к пальто пришить, — дело минуты. Он полез под подушку и отыскал в напиханном под нее белье одну, совершенно развалившуюся, старую, немытую свою рубашку. Из лохмотьев ее он выдрал тесьму, в вершок шириной и вершков в восемь длиной. Эту тесьму сложил он вдвое, снял с себя свое широкое, крепкое, из какой-то толстой бумажной материи летнее пальто (единственное его верхнее платье) и стал пришивать оба конца тесьмы под левую мышку изнутри. Руки его тряслись пришивая, но он одолел, и так, что снаружи ничего не было видно, когда он опять надел пальто. Иголка и нитки были у него уже давно приготовлены и лежали в столике, в бумажке. Что же касается петли, то это была очень ловкая его собственная выдумка: петля назначалась для топора. Нельзя же было по улице нести топор в руках. А если под пальто спрятать, то все-таки надо было рукой придерживать, что было бы приметно. Теперь же, с петлей, стоит только вложить в нее лезвие топора, и он будет висеть спокойно, подмышкой изнутри, всю дорогу. Запустив же руку в боковой карман пальто, он мог и конец топорной ручки придерживать, чтоб она не болталась; а так как пальто было очень широкое, настоящий мешок, то и не могло быть приметно снаружи, что он что-то рукой, через карман, придерживает. Эту петлю он тоже уже две недели назад придумал.

Сон об Илье Петровиче.

Родиону снится, что Илья Петрович избивает его хозяйку. Сон наполнен жуткими звуками: «она выла, визжала и причитала», голос бившего хрипел, «таких неестественных звуков, такого воя, вопля, скрежета, слёз, побоев и ругательств он никогда ещё не слыхивал и не видывал». В сознании героя сон путается с реальностью. Он думает о пролитой им крови, об убитых людях. Всё существо героя противится совершённому убийству. Когда Илья Петрович бьёт хозяйку, в голове Раскольникова возникают вопросы: «Но за что же, за что же … и как это можно!» Родион понимает, что он такой же «гений», как Илья Петрович.

Смысл сна об Илье Петровиче.

Убийство чуждо человеческой природе. Сон введён автором, чтобы показать ужас и несостоятельность теории Раскольникова.

Символика: лестница, являющаяся местом действия сна, символизирует борьбу добра и зла.

Полный текст эпизода «сон №3»

Он пришел к себе уже к вечеру, стало быть, проходил всего часов шесть. Где и как шел обратно, ничего он этого не помнил. Раздевшись и весь дрожа, как загнанная лошадь, он лег на диван, натянул на себя шинель и тотчас же забылся…Он очнулся в полные сумерки от ужасного крику. Боже, что это за крик! Таких неестественных звуков, такого воя, вопля, скрежета, слез, побои и ругательств он никогда еще не слыхивал и не видывал. Он и вообразить не мог себе такого зверства, такого исступления. В ужасе приподнялся он и сел на своей постели, каждое мгновение замирая и мучаясь. Но драки, вопли и ругательства становились всё сильнее и сильнее. И вот, к величайшему изумлению, он вдруг расслышал голос своей хозяйки. Она выла, визжала и причитала, спеша, торопясь, выпуская слова так, что и разобрать нельзя было, о чем-то умоляя, — конечно, о том, чтоб ее перестали бить, потому что ее беспощадно били на лестнице. Голос бившего стал до того ужасен от злобы и бешенства, что уже только хрипел, но все-таки и бивший тоже что-то такое говорил, и тоже скоро, неразборчиво, торопясь и захлебываясь. Вдруг Раскольников затрепетал как лист: он узнал этот голос; это был голос Ильи Петровича. Илья Петрович здесь и бьет хозяйку! Он бьет ее ногами, колотит ее головою о ступени, — это ясно, это слышно по звукам, по воплям, по ударам! Что это, свет перевернулся, что ли? Слышно было, как во всех этажах, по всей лестнице собиралась толпа, слышались голоса, восклицания, всходили, стучали, хлопали дверями, сбегались. «Но за что же, за что же, и как это можно!» — повторял он, серьезно думая, что он совсем помешался. Но нет, он слишком ясно слышит. Но, стало быть, и к нему сейчас придут, если так, «потому что… верно, всё это из того же… из-за вчерашнего… Господи!» Он хотел было запереться на крючок, но рука не поднялась… да и бесполезно! Страх, как лед, обложил его душу, замучил его, окоченил его… Но вот наконец весь этот гам, продолжавшийся верных десять минут, стал постепенно утихать. Хозяйка стонала и охала, Илья Петрович всё еще грозил и ругался… Но вот наконец, кажется, и он затих; вот уж и не слышно его; «неужели ушел! Господи!» Да, вот уходит и хозяйка, всё еще со стоном и плачем… вот и дверь у ней захлопнулась… Вот и толпа расходится с лестниц по квартирам, — ахают, спорят, перекликаются, то возвышая речь до крику, то понижая до шепоту. Должно быть, их много было; чуть ли не весь дом сбежался. «Но боже, разве всё это возможно! И зачем, зачем он приходил сюда!»Раскольников в бессилии упал на диван, но уже не мог сомкнуть глаз; он пролежал с полчаса в таком страдании, в таком нестерпимом ощущении безграничного ужаса, какого никогда еще не испытывал. Вдруг яркий свет озарил его комнату: вошла Настасья со свечой и с тарелкой супа. Посмотрев на него внимательно и разглядев, что он не спит, она поставила свечку на стол и начала раскладывать принесенное: хлеб, соль, тарелку, ложку.- Небось со вчерашнего не ел. Целый-то день прошлялся, а самого лихоманка бьет.- Настасья… за что били хозяйку?Она пристально на него посмотрела.- Кто бил хозяйку?- Сейчас… полчаса назад, Илья Петрович, надзирателя помощник, на лестнице… За что он так ее избил? и… зачем приходил. Настасья молча и нахмурившись его рассматривала и долго так смотрела. Ему очень неприятно стало от этого рассматривания, даже страшно.- Настасья, что ж ты молчишь? — робко проговорил он наконец слабым голосом.- Это кровь, — отвечала она наконец, тихо и как будто про себя говоря.- Кровь. Какая кровь. — бормотал он, бледнея и отодвигаясь к стене. Настасья продолжала молча смотреть на него.- Никто хозяйку не бил, — проговорила она опять строгим и решительным голосом. Он смотрел на нее, едва дыша.- Я сам слышал… я не спал… я сидел, — еще робче проговорил он. — Я долго слушал… Приходил надзирателя помощник… На лестницу все сбежались, из всех квартир…- Никто не приходил. А это кровь в тебе кричит. Это когда ей выходу нет и уж печенками запекаться начнет, тут и начнет мерещиться… Есть-то станешь, что ли?Он не отвечал. Настасья всё стояла над ним, пристально глядела на него и не уходила.- Пить дай… Настасьюшка.Она сошла вниз и минуты через две воротилась с водой в белой глиняной кружке; но он уже не помнил, что было дальше. Помнил только, как отхлебнул один глоток холодной воды и пролил из кружки на грудь. Затем наступило беспамятство.

Сон о смеющейся старухе.

Во сне Раскольников идёт в квартиру старухи вслед за каким-то мещанином, который его туда зовёт. Это вторичное проживание героем содеянного преступления. Родион пытается убить процентщицу — наносит ей удары топором по голове, но «она даже и не шевельнулась от ударов, точно деревянная». Он «заглянул ей снизу в лицо, заглянул и помертвел: старушонка сидела и смеялась».

Раскольников пытается бежать, но бежать некуда — всюду люди. Он хотел быть выше этой толпы («тварей дрожащих»), но они смеются над его жалкой попыткой изменить мир через убийство. Старуха жива и тоже смеётся над ним, потому что, убивая её, Раскольников убил себя – свою душу.

Смысл сна о смеющейся старухе.

Подсознание героя говорит о бессмысленности убийства, но он пока не готов к раскаянию.

Символика: смех старухи использован как способ развенчания наполеоновского начала в герое.

Полный текст эпизода «сон №4»

Он забылся; странным показалось ему, что он не помнит, как мог он очутиться на улице. Был уже поздний вечер. Сумерки сгущались, полная луна светлела всё ярче и ярче; но как-то особенно душно было в воздухе. Люди толпой шли по улицам; ремесленники и занятые люди расходились по домам, другие гуляли; пахло известью, пылью, стоячею водой. Раскольников шел грустный и озабоченный: он очень хорошо помнил, что вышел из дому с каким-то намерением, что надо было что-то сделать и поспешить, но что именно — он позабыл. Вдруг он остановился и увидел, что на другой стороне улицы, на тротуаре, стоит человек и машет ему рукой. Он пошел к нему через улицу, но вдруг этот человек повернулся и пошел как ни в чем не бывало, опустив голову, не оборачиваясь и не подавая вида, что звал его. «Да полно, звал ли он?» — подумал Раскольников, однако ж стал догонять. Не доходя шагов десяти, он вдруг узнал его и — испугался; это был давешний мещанин, в таком же халате и так же сгорбленный. Раскольников шел издали; сердце его стукало; повернули в переулок — тот всё не оборачивался. «Знает ли он, что я за ним иду?» — думал Раскольников. Мещанин вошел в ворота одного большого дома. Раскольников поскорей подошел к воротам и стал глядеть: не оглянется ли он и не позовет ли его? В самом деле, пройдя всю подворотню и уже выходя во двор, тот вдруг обернулся и опять точно как будто махнул ему. Раскольников тотчас же прошел подворотню, но во дворе мещанина уж не было. Стало быть, он вошел тут сейчас на первую лестницу. Раскольников бросился за ним. В самом деле, двумя лестницами выше слышались еще чьи-то мерные, неспешные шаги. Странно, лестница была как будто знакомая! Вон окно в первом этаже; грустно и таинственно проходил сквозь стекла лунный свет; вот и второй этаж. Ба! Это та самая квартира, в которой работники мазали… Как же он не узнал тотчас? Шаги впереди идущего человека затихли: «стало быть, он остановился или где-нибудь спрятался». Вот и третий этаж; идти ли дальше? И какая там тишина, даже страшно… Но он пошел. Шум его собственных шагов его пугал и тревожил. Боже, как темно! Мещанин, верно, тут где-нибудь притаился в углу. А! квартира отворена настежь на лестницу; он подумал и вошел. В передней было очень темно и пусто, ни души, как будто всё вынесли; тихонько, на цыпочках прошел он в гостиную: вся комната была ярко облита лунным светом; всё тут по-прежнему: стулья, зеркало, желтый диван и картинки в рамках. Огромный, круглый, медно-красный месяц глядел прямо в окна. «Это от месяца такая тишина, — подумал Раскольников, — он, верно, теперь загадку загадывает». Он стоял и ждал, долго ждал, и чем тише был месяц, тем сильнее стукало его сердце, даже больно становилось. И всё тишина. Вдруг послышался мгновенный сухой треск, как будто сломали лучинку, и всё опять замерло. Проснувшаяся муха вдруг с налета ударилась об стекло и жалобно зажужжала. В самую эту минуту, и углу, между маленьким шкапом и окном, он разглядел как будто висящий на стене салоп. «Зачем тут салоп? — подумал он, — ведь его прежде не было…» Он подошел потихоньку и догадался, что за салопом как будто кто-то прячется. Осторожно отвел он рукою салоп и увидал, что тут стоит стул, а на стуле в уголку сидит старушонка, вся скрючившись и наклонив голову, так что он никак не мог разглядеть лица, но это была она. Он постоял над ней: «боится!» — подумал он, тихонько высвободил из петли топор и ударил старуху по темени, раз и другой. Но странно: она даже и не шевельнулась от ударов, точно деревянная. Он испугался, нагнулся ближе и стал ее разглядывать; но и она еще ниже нагнула голову. Он пригнулся тогда совсем к полу и заглянул ей снизу в лицо, заглянул и помертвел: старушонка сидела и смеялась, — так и заливалась тихим, неслышным смехом, из всех сил крепясь, чтоб он ее не услышал. Вдруг ему показалось, что дверь из спальни чуть-чуть приотворилась и что там тоже как будто засмеялись и шепчутся. Бешенство одолело его: изо всей силы начал он бить старуху по голове, но с каждым ударом топора смех и шепот из спальни раздавались всё сильнее и слышнее, а старушонка так вся и колыхалась от хохота. Он бросился бежать, но вся прихожая уже полна людей, двери на лестнице отворены настежь, и на площадке, на лестнице и туда вниз — всё люди, голова с головой, все смотрят, — но все притаились и ждут, молчат… Сердце его стеснилось, ноги не движутся, приросли… Он хотел вскрикнуть и — проснулся.

Сон о трихинах.

Последний сон Раскольникова показывает итог его тяжёлой и долгой внутренней борьбы с самим собой. События сна разворачиваются в фантастическом мире.

Герой видит ужасные картины конца света, который приближается из-за страшной болезни, вызванной новыми микробами — трихинами. Они проникают в мозг и внушают
человеку, что только он один во всём прав. Заражённые люди убивают друг друга.

Нравственные ориентиры теряются. Однако есть несколько человек, которые переболели этой болезнью и смогли уцелеть. Именно они могут спасти человечество, но их никто не видит и не слышит. Смысл: Достоевский показывает выход — нужно преодолеть нравственный нигилизм, и тогда люди смогут понять Бога, открыть истину. Герой отказывается от своей теории, осознаёт, к чему может привести вседозволенность.

Символика: сон — очищение и возрождение героя.

Значение снов. Сны помогают понять психологию героя и показывают, как меняется мировоззрение Раскольникова.

Первый из них намечает канву душевного конфликта, вокруг которого и выстраиваются затем вполне реальные события. Начало сновидения отсылает нас к детству Родиона. «И вот снится ему: они идут с отцом по дороге к кладбищу и проходят мимо кабака; он держит отца за руку и со страхом оглядывается на кабак». Беспокойство мальчика всем понятно: «кладбище» напоминает о бренности человеческой жизни, «питейное заведение» — о бездумном прожигании последней некоторыми людьми. Далее разыгрывается настоящая трагедия: «Смех в телеге и в толпе удвоивается, но Миколка сердится и в ярости сечет учащенными ударами кобылку, точно и впрямь полагает, что она вскачь пойдет». Участь несчастного животного предрешена — его забивают насмерть.

Образ старой и ни на что не годной лошади как бы расширяет смысловое поле, связанное с мрачным кладбищенским ландшафтом. Этот бессловесный персонаж символизирует те границы, которые установила дерзким человеческим притязаниям сама природа. И потому избиение беспомощного существа означает бунт против таких природных ограничений. В прошлом веке такие умонастроения назывались «богоборческими». Тем самым подразумевалось, что подобный протест направлен против человеческой судьбы в целом. Психологически же такого рода взглядам соответствуют подверженность иллюзиям, тайное чувство собственной ущербности, зависть к успехам ближнего.

Анализ роли эпизода «Первый сон Раскольникова» в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» (Пример сочинения)

Известно, что, работая над романом «Преступление и наказание», Ф.М. Достоевский не сразу определил внутренние движущие силы личности Раскольникова. В соответствии с первоначальным замыслом, как свидетельствует сам автор в письме к Каткову, мотивы преступления Раскольникова вполне определенны: убить одно ничтожное, вредное существо с целью осчастливить на его деньги обездоленных, в круг которых входят и родные героя. Во второй редакции романа идея убийства как прямого способа перераспределить материальные блага в пользу обездоленных разрастается до идеи убийства ради обретения ощущения власти над людьми: это ощущение власти, силы необходимо Раскольникову, чтобы совершать добрые дела. В процессе дальнейшей работы над романом Достоевский трансформирует идею убийства ради власти, необходимой для добрых дел, в идею убийства ради достижения превосходства над людьми. Но при этом не отказывается и от первоначальной трактовки героя как заблуждающегося доброго сердца.

Таким образом, в личности главного героя романа «Преступление и наказание» выведены две прямо противоположные идеи: идея любви к людям (пусть и в несколько странной трактовке героя), и идея безграничного презрения к людям — идея Наполеона. Как справедливо замечает Разумихин, в Раскольникове «два противоположных характера поочередно сменяются». Противоборство двух составляющих личности Раскольникова и является той пружиной, которая определяет развитие сюжетной интриги произведения.

В правильности такого прочтения романа убеждает анализируемый эпизод.

В начале эпизода видим описание двух пространственных ориентиров: кабака и церкви. Кабак, «всегда производивший. пренеприятнейшее впечатление и даже страх». Церковь, «которую он любил», со старинными образами, большею частью без окладов, со старым священником с дрожащею головой.

Очевидно: в сознании семилетнего героя сна эти пространственные ориентиры противопоставлены друг другу.

Интересно, что Раскольников вспоминает кабак как место, наполненное отвратительными звуками: хохотом, руганью, безобразным и сиплым пением; посетители кабака — «толпа», «пьяные рожи». Церковь, напротив, ассоциируется с чем-то безмолвным, величественным; в связи с ней вспоминаются конкретные дорогие, близкие люди: бабушка, маленький брат. Церковь и кабак — это своеобразные символы, олицетворяющие два противоположные начала: духовное, христианское начало и начало порочное, злое, темное («Возле кабака дорога. и пыль на ней всегда такая черная»).

Центральной в анализируемом эпизоде является сцена бессмысленного убийства лошади («кобыленки»; сравним: «старушонки»), свидетелем которой стал Раскольников-мальчик во сне. Обращает на себя внимание возраст героя сна — семь лет. Известно, что числа играют в романе Достоевского исключительно важную роль. Число 7 в теологии — истинно святое число, т.к. оно соединяет числа 3 (божественное совершенство) и 4 (мировой порядок). Указывая на возраст героя, Достоевский тем самым дает читателю сигнал об истинности его взгляда на мир, о гармоничности системы ценностей: они совпадают с христианским мировоззрением самого автора. Совершенно очевидно, что Раскольников-мальчик противопоставлен Миколке, убившему лошадь. Противопоставление двух пространственных ориентиров-символов оттеняется в эпизоде не менее очевидным противопоставлением двух героев, являющихся носителями праведного и неправедного жизненных начал.

Обратим внимание на цветовые сигналы в центральной сцене эпизода. Рисуя портрет Миколки, автор не случайно использует определение «красный». Мы знаем, что роман «Преступление и наказание» построен с использованием преимущественно двух цветов: желтого и красного. Если желтый цвет усиливает атмосферу нездоровья, надрыва, расстройства, болезненности, окружающую героев, — то красный ассоциируется с кровью, с преступлением. Появление красного цвета в описании внешности Миколки — это знак, указывающий на то, что реальный Раскольников и Миколка из сна — персонажи одного плана, они связаны кровью. Дальнейшее развитие действия подтверждает такое предположение: первая мысль Раскольникова после сна, — мысль о крови: «. да неужели ж я. буду скользить в липкой, теплой крови. прятаться, весь залитый кровью. »

Эпизод сна дан в своеобразном обрамлении двух внутренних монологов героя. В первом Раскольников уже принял решение об убийстве: «Я к нему. на другой день после того пойду, когда уже то будет кончено». Второй внутренний монолог героя иллюстрирует решительный отказ от идеи убийства: «Господи. покажи мне путь мой, а я отрекаюсь от этой проклятой. мечты моей!» В обоих монологах речь героя прерывиста, психологически неустойчива, в ней много пауз, что свидетельствует о глубоком внутреннем конфликте. Противопоставление двух полярных решений героя совершенно очевидно перекликается с противопоставлением двух пространственных ориентиров в самом эпизоде сна (кабак — церковь), с противопоставлением образов Раскольникова-мальчика и Раскольникова-убийцы.

Такая концентрация противопоставлений, разумеется, не случайна, с ее помощью автор задает своеобразную систему координат, в рамках которой будет разворачиваться противоборство двух начал в личности Раскольникова. Это противоборство автор покажет затем во многих эпизодах романа.

На мой взгляд, в анализируемом эпизоде достаточно определенно выражено отношение автора романа к Раскольникову как к герою, сущность личности которого определяет все же начало праведное, христианское, тогда как увлечение страшной идеей неограниченной власти над людьми, над их жизнями — это наносное, пришедшее извне, временное. Показательны в этом плане два описания состояния героя: до сна и после. До сна Раскольников, поглощенный мыслями о принятом решении убить, как будто не принадлежит себе, не отдает себе отчета в своих действиях: пышные коляски он провожал «с любопытством глазами и забывал о них прежде, чем они скрывались из глаз»; вытащив из кармана деньги, Раскольников «скоро забыл. для чего и деньги вытащил из кармана».

Совершенно по-иному описано состояние Раскольникова после сна: «Проходя чрез мост, он тихо и спокойно смотрел на Неву. Несмотря на слабость свою, он даже не ощущал в себе усталости. Точно нарыв на сердце его, нарывавший весь месяц, вдруг прорвался. Свобода, свобода! Он свободен теперь от этих чар, от колдовства, обаяния, от наваждения!» Весьма показателен ряд синонимов, использованных Достоевским: нарыв на сердце, чары, колдовство, наваждение. Это все — о страшной идее Раскольникова. В противовес наваждению — троекратное повторение слова «свобода (свободен)».

Эта оценка автором образа Раскольникова представляется очень важной, своевременной именно в начале романа: она определяет траекторию развития персонажа, итог, к которому он придет; итог для Раскольникова — это не переход на чуждые ему мировоззренческие позиции Сони Мармеладовой, а возвращение к самому себе, семилетнему, любящему церковь.

Таким образом, роль эпизода видится прежде всего в том, что в нем в миниатюре проиграна генеральная сюжетная линия романа.

Первый сон раскольникова и его роль в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

ПЕРВЫЙ СОН РАСКОЛЬНИКОВА И ЕГО РОЛЬ В РОМАНЕ Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО «ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ»

В романе Ф. М. Достоевского, как и в произведениях. многих других русских писателей, встречаются описания шов главного героя. Для Достоевского сны имеют большое значение еще и потому, что они раскрывают характер и душу человека. В «Преступлении и наказании» встречается четыре сна Родиона Раскольникова, но мы рассмотрим и проанализируем первый сон, описанный Достоевским в начале романе. Раскольникову снится его детство, еще в родном городке. Он гуляет с отцом и проходит мимо кабака, из которого выбегают пьяные мужики. Один из них, Миколка, приглашает остальных прокатиться не его телеге, в которую впряжена «маленькая, тощая саврасая крестьянская клячонка». Мужики соглашаются и садятся. Миколка бьет лошадь, принуждая ее тянуть телегу, но она из-за слабости не может даже идти шагом. Тогда хозяин начинает бить клячу с остервенением и добивает ее. Раскольников-ребенок в первый момент смотрит на все происходящее в ужасе, потом бросается защищать лошадь, но слишком поздно.

Атмосфера происходящего раскалена сильнейшими чувствами. С одной стороны, это злостная, агрессивная страсть разнузданной толпы, с другой- невыносимое отчаяние маленького Роди, сотрясающее его сердце жалостью к «бедной лошадке». И в центре всего- ужас и слезы добиваемой клячи. Не случайно, создавая эту страшную картину, Достоевский использует очень много восклицательных знаков. Главная мысль эпизода заключается в неприятии убийства натурой человека, и в частности натурой Раскольникова. Перед сном герой думает о полезности убийства старухи-процентщицы, которая отжила свой век и «заедает» чужой, но после Раскольников просыпается в холодном поту и в ужасе от сцены, увиденной во сне. Эту перемену можно объяснить борьбой души и разума, которая постоянно происходит в главном герое. Сны не подчиняются разуму, в них раскрывается натура человека, и мы видим, что убийство отвратительно душе и сердцу Раскольникова. Но в реальности мысли и заботы о матери и сестре, желание доказать свою теорию об «обыкновенных» и «необыкновенных» людях на практике побуждают думать об убийстве и его полезности, заглушать муки натуры.

Достоевский вкладывает в первый сон главного героя свои мысли о причинах преступления и о противоестественности убийства.

Родной городок — это символ и самого Петербурга. Кабак, пьяные мужики, удушливая атмосфера — все это неотъемлемые составляющие Петербурга времен Достоевского. Автор считает, что Петербург является причиной и соучастником преступления Раскольникова. Город своей атмосферой, мнимыми тупиками, жестокостью и безразличием действует на главного героя, вовлекая его в болезненное состояние возбуждения. Именно это состояние подталкивает Раскольникова к созданию теории, которая овладевает его разумом и повелевает им самим.

Сон множеством нитей связан с тем, что произойдет потом в реальности романа. Раскольников, содрогнувшийся перед тем, что он задумал, все-таки убьет старуху и еще Ли-завету, такую же беспомощную и забитую, как кляча: она не осмелится даже поднять руку, чтобы защитить лицо от топора убийцы. Потом умирающая Катерина Ивановна выдохнет вместе с чахоточной кровью: «Заездили клячу! » Но Раскольников в этой странной реальности выступит уже как палач, как часть грубого, жестокого мира, присвоившего себе право убивать, все равно как: на спор ли, изобретая ли теории о сильных и слабых личностях.

Сон главного героя описан автором со всеми подробностями и напоминает сцену из стихотворения Н. А. Некрасова «О погоде». Действие сна разворачивается последовательно, в отличие, например, от сна Николеньки в романе Л. Н. Толстого «Война и мир», где происходящие события лихорадочно сменяют друг друга. Но первый сон Раскольникова не является единственным: за ним последуют еще три сновидения, и каждое из четырех имеет свое значение. Первый сон главного героя сыграл важную роль в дальнейшем произведении, так как, развивая тему «наказания» Раскольникова, Достоевский покажет, что именно в душе хранятся все главные истины об отношении людей друг к другу: «Не суди», «Не убий», «Возлюби ближнего, как самого себя». И наказан Раскольников будет в первую очередь тем, что его сердце не примет преступления. Прислушайся Раскольников не к зову ума, а к зову сердца, прозвучавшему в первом сне, — страшное преступление не свершилось бы.

Первый сон Раскольникова.

Описание сна, привидевшегося Родиону Романовичу Раскольникову в вечер накануне убийства старухи-процентщицы, является одним из ключевых моментов сюжета “Преступления и наказания”. На первый взгляд этот уход в бессознательное на время вырывает главного героя из рамок окружающей действительности, в которой начинает развиваться придуманный им страшный план, и дает бедному студенту небольшую передышку от той болезненной лихорадки, в какую он загнал себя своей сумасбродной теорией. Поначалу нам кажется, что, очутившись в непривычной для себя обстановке Островов, в окружении зелени, свежести и цветов вместо обычных городской пыли, известки и “теснящих и давящих домов” (вспомним попутно размышления героя о необходимости построения фонтанов), Родион Романович и вправду чудесным образом избавляется “от этих чар, от колдовства, обаяния, от наваждения” и погружается в мир своего детства. Во сне перед нами открывается душевный мир семилетнего маленького Роди, который испытывает “неприятнейшее впечатление и даже страх”, лишь только проходя с отцом мимо городского кабака, и “весь дрожит” от одних доносящихся из него звуков и вида “шляющихся кругом” “пьяных и страшных рож”. Когда герой с душевной теплотой вспоминает бедную маленькую городскую церковь “с зеленым куполом и старинные в ней образа”, и старого священника, и свое собственное невероятно трогательное благоговение перед “маленькой могилкой меньшого братца, умершего шести месяцев”, нам кажется, что из-под всего наносного, рожденного жизненными обстоятельствами в нынешнем Раскольникове, нищем студенте и обитателе трущоб, воскресает душа ребенка, не способного не только убить человека, но и спокойно смотреть на истязание лошади. Таким образом, весь смысл эпизода на первый взгляд заключается в раскрытии истинного душевного состояния героя, который, пробудившись, даже обращается с молитвой к Богу и отрекается от проклятой идеи. Однако буквально через сутки Раскольников все-таки приведет в исполнение свой страшный замысел, а Достоевский почему-то не дает читателю забыть об этом первом сне своего персонажа практически до самого конца романа: как круги, расходящиеся по воде от брошенного камня, или отголоски произнесенной вслух фразы, по всему тексту “Преступления и наказания” разбросаны мельчайшие образы, вновь и вновь возвращающие к содержанию сна. То, спрятав под камень украденные у старухи драгоценности, Раскольников возвращается домой, “дрожа, как загнанная лошадь”, и ему мерещится, что помощник квартального надзирателя Илья Петрович бьет на лестнице его квартирную хозяйку. То с криком “уездили клячу” умирает измученная Катерина Ивановна Мармеладова. То вдруг чудесным образом материализуется приснившийся главному герою Миколка, оказавшийся, правда, не дюжим мужиком с красной мордой, а скромным красильщиком. Зато появляется он заодно с неким кабатчиком Душкиным, который, по словам Разумихина, “бабушкин сон рассказывает” и при этом “врет, как лошадь” (сравнение сколь неожиданное, столь и нарочитое). Все эти мимолетные указания звучат как назойливая нота, однако же не раскрывают глубокой символики загадочного сна. Вернемся вновь к тем обстоятельствам, в которых это сновидение возникает в воспаленном мозгу Раскольникова. Пытаясь избавиться от навязчивой идеи, герой стремится уйти как можно дальше от дома. Блуждая таким образом, Родион Романович попадает в отдаленную часть Петербурга. “Зелень и свежесть понравились сначала его усталым глазам. Тут не было ни духоты, ни вони, ни распивочных. Но скоро и эти новые, приятные ощущения перешли в болезненные и раздражающие”. Увы, смертельная обида на весь мир слишком глубоко засела в сознании гордого Раскольникова, и ее не выбить оттуда простой переменой обстановки. Да и только ли во внешней обстановке заключается все дело? Уж слишком сложный человек Раскольников, чтобы его, без добровольного на то согласия, просто-напросто “заела среда”. До этого сам Родион Романович начинает доискиваться уже много позже, разговаривая с Соней (в пятой части романа): “Работает же Разумихин! Да я озлился и не захотел. Я тогда, как паук, к себе в угол забился. О, как ненавидел я эту конуру! А все-таки выходить из нее не хотел. Нарочно не хотел!” Очевидно, что ужасная теория о разделении людей на “тварей дрожащих” и “право имеющих” скрывается все же не в петербургских трущобах, хоть и немало ей поспособствовавших, а в сознании самого героя, и поэтому ожидаемого просветления во время прогулки по зеленым Островам на самом деле не происходит. Все действия героя здесь отличаются бессмысленным автоматизмом: он зачем-то пересчитывает деньги, провожает глазами коляски и тут же забывает о них, впечатления от увиденного словно не доходят до его сознания, не оставляют в нем четкого цельного образа. Настоящего просветления не происходит и после пробуждения героя- автор отмечает, что у Раскольникова было “смутно и темно на душе”. Небольшое же облегчение и весьма кратковременное, как окажется после, умиротворение, наступившее в его душе, связано скорее с принятием окончательного, как ему думалось, решения относительно его теории. Но что это было за решение? Отказаться от задуманного, поскольку не сможет вытерпеть этого. Речь идет не о раскаянии, но лишь о том, сможет ли смелый теоретик собственноручно привести в исполнение свой замысел. Сон играет с Раскольниковым злую шутку, словно предоставив ему возможность совершить пробу сил, после чего герой, в состоянии все того же автоматизма, и в самом деле отправляется к старухе-процентщице. Не случайно сам автор называет видение своего героя “страшным”, “болезненным”. При всей своей кажущейся обыденности этот первый в романе сон на самом деле даже более фантастичен, нежели другой, посетивший Раскольникова в финале третьей части, в котором черт снова приводит его в квартиру Алены Ивановны и из которого словно бы входит в повествование Свидригайлов. Дело в том, что перед нами отнюдь не воспоминание о детстве героя. Недаром его описание предваряется довольно неожиданным авторским рассуждением о том, что “в болезненном состоянии сны отличаются часто чрезвычайным сходством с действительностью”, а следующее далее утверждение, что столь вероятную обстановку не выдумать наяву этому же самому сновидцу, будь он хоть Пушкин, хоть Тургенев, вряд ли относится к ужасной, но бытовой картине убийства лошади. Скорее всего, автор здесь в свойственной ему ненавязчивой манере предупреждает читателя о том, что при всей своей правдоподобности страшный сон Раскольникова не так прост. Картина, представившаяся герою, поначалу старательно “маскируется” под обыденную и реальную: “время серенькое, день удушливый, местность совершенно такая же, как уцелела в его памяти”. Обманность и фантасмагоричность сновидения выражаются здесь лишь в том, что оно правдивее реальности. Настроив героя (и читателей) на волну лирических воспоминаний, сон подбрасывает все новые и новые подробности — о черной пыли на дороге в кабак, о сахарной кутье на белом блюде, о старинных образах без окладов. И лишь непосредственно после этого, как бы в продолжение все той же мысли, без абзаца, начинается изложение самого сна. Эта часть видения Раскольникова также обладает своей собственной фантастикой: здесь маленькому мальчику неожиданно начинают казаться необычными самые обыденные вещи. На самом деле, что такого, например, в том, что в городском кабаке “как будто” происходит гулянье — ведь описанные события развиваются “в праздничный день, под вечер”, а “толпа всякого сброду” занимается тем же, чем и всегда, — горланит песни, пугая маленького Родю? Почему стоящая возле кабачного крыльца телега названа “странной”, если тут же добавлено, что это “одна из тех больших телег, в которые впрягают больших ломовых лошадей”? Действительно странным является, пожалуй, лишь то, что на этот раз в нее “впряжена была маленькая, тощая, саврасая крестьянская клячонка”, какая обычно не может сдвинуть с места даже предназначенный для нее воз дров или сена — и тогда ее бьют кнутами мужики, на что всегда так жалко было смотреть сердобольному ребенку. Этими постоянно возникающими отступлениями в сознание читателя как бы исподволь закладывается мысль о полной никчемности и бесполезности бедной лошадки, и разыгрывающаяся далее сцена оказывается, по сути, предрешенной. В этой части видения Раскольникова, несомненно, нашли отражение черты придуманного им страшного плана. Ведь речь здесь идет о возможности распоряжаться чужой жизнью — пусть пока жизнью лошади (“Мое добро!” — кричит пьяный Миколка) — и о критериях целесообразности, пользы. Миколка кричит, что кляча даром ест хлеб. Насколько близким оказывается положение приснившейся студенту бедной лошадки и вполне реальной старухи-процентщицы, которая, по отзывам окружающих, есть не что иное, как ничтожная и злая старушонка, которая сама не знает, для чего живет, чья жизнь стоит несравнимо меньше лошадиной, равняясь по ценности жизни вши (эту фразу из подслушанного в трактире разговора Раскольников попытается затем передать Соне)? Сон Раскольникова, как своеобразная проба, также довольно точно передает мелкие детали будущего убийства: лошадку забивают (“Топором ее”, — кричит кто-то), по ее морде струится кровь; Миколку, на котором, как после и на Раскольникове, “нет креста”, подзуживает при этом целая толпа, так же как студент и офицер своим разговором в трактире подтверждают оценку, мысленно данную Родионом Романовичем старухе-процентщице, и убеждают его в своеобразной справедливости собственных замыслов. Однако сон, являясь, по сути, сжатым изложением всего романа, словно коварно подсказывает главному герою и возможный путь ухода от неминуемо приближающейся трагедии — притвориться, что он-то здесь и ни при чем, занять место стороннего наблюдателя или, еще хуже, самому прикинуться этакой “лошадкой”, которую “заели” невыносимые условия жизни. И действительно, как во сне Раскольников видит задуманное им убийство со стороны, так и в реальной жизни, на тот случай, если из него не выйдет Наполеона, у философа остается еще мнимый шанс побороться с совестью, свалив свою вину на так вовремя подвернувшегося красильщика-сектанта с его навязчивой идеей о необходимости пострадать. Таким образом, страшный сон Родиона Раскольникова, обладая многозначностью и символичностью, присущими сновидениям, является отражением борьбы, которая в тот момент происходила в душе героя, и в то же время — предопределением, своеобразным планом, согласно которому ему предлагается действовать. И только нарушив условия этого навязчивого пророчества, герой сможет освободиться от чар и пут своей бесовской теории, чтобы затем, с течением времени, прийти к истинному покаянию и воскресению.

Как характеризует Родиона Раскольникова его первый сон?

Достоевский назвал свой роман «Преступление и наказание», и читатель вправе ожидать, что это будет судебный роман, где автор изобразит историю преступления и уголовное наказание. В романе точно есть убийство старухи процентщицы нищим студентом Раскольниковым, его душевные терзания на протяжении девяти дней (именно столько времени продолжается действие романа), его покаяние и явка с повинной. Ожидания читателя вроде бы оправдываются, и всё-таки «Преступление и наказание» не похоже на бульварный детектив в духе Эжена Сю, произведения которого были очень популярны во времена Достоевского. «Преступление и наказание» не судебный, а социально-философский роман, именно благодаря сложности и глубине содержания он может толковаться по-разному.

В советское время литературоведы главное внимание уделяли социальным проблемам произведения, повторяя в основном идеи Д.И.Писарева из статьи «Борьба за жизнь» (1868). В постсоветское время появились попытки свести содержание «Преступления и наказания» к богоискательству: за детективной интригой, за нравственным вопросом о преступлении скрыт вопрос о Боге. Этот взгляд на роман тоже не нов, он высказывался В.В.Розановым в начале XX века. Кажется, если эти крайние точки зрения соединить, получится наиболее верный взгляд и на сам роман, и на его идею. Именно с этих двух точек зрения следует проанализировать первый сон Раскольникова (1, V).

Известно, что трагический сон главного героя напоминает стихотворение Н.А.Некрасова из цикла «О погоде» (1859). Поэт рисует бытовую городскую картинку: тощая лошадёнка-калека тащит огромный воз и вдруг встала, потому что у неё нет сил идти дальше. Погонщик хватает кнут и беспощадно полосует клячу по рёбрам, ногам, даже по глазам, потом берёт полено и продолжает свою зверскую работу:

И уж бил её, бил её, бил!

Ноги как-то расставив широко,

Вся дымясь, оседая назад,

Лошадь только вздыхала глубоко

И глядела. (так люди глядят,

Покоряясь неправым нападкам).

«Труд» хозяина был вознаграждён: лошадёнка пошла вперёд, но как-то боком, нервно дрожа, из последних сил. Уличную сценку с интересом наблюдали разные прохожие и давали советы погонщику.

Достоевский в своём романе усиливает трагичность этой сцены: во сне Раскольникова (1, V) пьяные мужики забивают лошадёнку до смерти. Лошадёнка в романе — маленькая, тощая саврасая крестьянская кляча. Совершенно отвратительное зрелище представляет собой погонщик, который у Достоевского получает имя (Миколка) и отталкивающий портрет: «. молодой, с толстой такой шеей и с мясистым, красным, как морковь, лицом». Пьяный-препьяный, он жестоко, с наслаждением сечёт савраску. Миколке помогают добивать клячу два парня с кнутами, а раззадорившийся хозяин кричит им, чтобы они по глазам хлестали. Толпа у кабака со смехом наблюдает всю сцену:«.. .клячонка дёргает телегу изо всей силы, но не только вскачь, а даже шагом-то чуть-чуть не может справиться, только семенит ногами, кряхтит и приседает от ударов трёх кнутов, сыплющихся на неё как горох». Достоевский нагнетает страшные подробности: зрители гогочут, Миколка звереет и вытаскивает со дна телеги оглоблю. Удары палки и кнутов не могут быстро добить лошадь: она «вспрыгивает и дёргает, дёргает из всех последних сил в разные стороны, чтобы вывезти». Пьяный Миколка достаёт железный лом и лупит клячонку по голове; его помощники-истязатели подбегают к рухнувшей лошади и добивают её.

В композиции романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» сны Раскольникова занимают важнейшее место, являясь неотъемлемой частью построения произведения. Сны в романе — это отражение внутреннего мира героя, его идей, теорий, мыслей, скрытых от его сознания. Это важная составляющая романа, которая дает читателю возможность проникнуть во Раскольникова, понять саму сущность его души.

Сны в психологии

Изучение личности человека — очень тонкая наука, балансирующая между точными установками и философскими умозаключениями. Психология часто оперирует такими загадочными и неоднозначными категориями, как «сознание», «бессознательное», «психика». Здесь для разъяснения поступков человека главенствующим является его внутренний мир, скрытый порой даже от самого пациента. Свои аморальные мысли и чувства он загоняет глубоко вовнутрь, стыдясь признаться в них не только окружающим, но даже самому себе. Это вызывает душевный дисбаланс, способствует развитию неврозов и истерий.

Для разгадывания состояния человека, истинных причин его моральных страданий психологи часто используют гипноз или разгадывание сновидений. Именно сон в психологии — это выражение бессознательного в психике человека, его подавленного «я».

Сон как прием психоанализа в романе

Достоевский — очень тонкий психолог. Он словно выворачивает наизнанку души своих героев перед читателем. Но делает это не явно, а постепенно, как бы рисуя перед зрителем картину, на которой каждый должен увидеть особенные узоры. В произведении «Преступление и наказание» сон — это способ раскрытия внутреннего мира Раскольникова, его переживаний, эмоций и дум. Поэтому так важно определить содержание снов Раскольникова, их смысловую нагрузку. Также это необходимо для того, чтобы разобраться как в самом романе, так и в личности героя.

Церковь и кабак

В течение всего произведения Родион Романович видит сны пять раз. Точнее, три сна и два полубреда, происходящие на грани сознания и нереальности. Сны Раскольникова, краткое содержание которых позволяет уловить глубинный смысл произведения, позволяют читателю ощутить внутренние противоречия героя, его «тяжелые размышления». Так происходит в случае с первым сном, в котором в какой-то степени идет внутренняя борьба героя. Это очень важный момент. Это сон перед убийством старухи-процентщицы. На нем необходимо заострить внимание. Это системообразующий эпизод, от которого, как от камня, пущенного в воду, расходятся волны по каждой странице романа.

Первый сон Раскольникова — порождение болезненного воображения. Он видит его в своей «комнатушке» после того, как повстречал пьяную девочку на бульваре. Сон возвращает Родиона в далекое детство, когда он жил в своем родном городке. Жизнь там настолько проста, обычна и скучна, что даже в праздничные дни ничто не в состоянии разбавить «серенькое время». Причем сон Раскольникова Достоевским изображался в мрачных, отталкивающих тонах. Контраст создает лишь зеленый да красные и синие рубашки, которые принадлежат пьяным мужикам.

В этом сне есть два места, которые являются противопоставлением друг другу: кабак и церковь на кладбище. Церковь на кладбище является определенным символом: как жизнь начинает свою человек в церкви, так и заканчивает ее там же. А кабак, в свою очередь, ассоциируется у Родиона со злобой, низостью, закостенелостью, пьянством, грязью и развращённостью его обитателей. Веселье обитателей кабака как у окружающих, так и у самого маленького Роди вызывает только страх и отвращение.

И два этих центра — кабак и церковь — не случайно находятся на небольшом расстоянии друг от друга. Этим Достоевский хочет сказать, что человек, какой бы он ни был отвратительный, может в любой момент прекратить низкую жизнь и обратиться к всепрощающему Богу. Для этого лишь надо начать новую, «чистую» жизнь, жизнь без грехов.

Старый детский кошмар

Обратимся теперь не к символам этого сна, а к самому Родиону, который во сне погрузился в мир своего детства. Он вновь переживает кошмар, свидетелем которого был в раннем детстве: Родион вместе с отцом направляется на кладбище, чтобы навестить могилу маленького брата, погибшего в 6-месячном возрасте. А путь их пролегал через кабак. У кабака стояла которая была запряжена в телегу. Из кабака вышел пьяный хозяин лошади и стал приглашать своих приятелей прокатиться на телеге. Когда не сдвинулась с места, Микола стал хлестать ее кнутом, который он затем сменил на лом. После нескольких ударов лошадь умирает, а Родион, видя это, бросается на него с кулаками.

Анализ первого сна

Именно этот в романе «Преступление и наказание» сон является важнейшей составляющей всего романа. Он позволяет впервые увидеть читателям убийство. Только убийство не задуманное, а реальное. В первом сне заложен смысл, который несет огромную смысловую и символическую нагрузку. Он наглядно демонстрирует, откуда у героя развилось чувство несправедливости. Это чувство — порождение исканий и ментальных страданий Родиона.

Всего лишь один в произведении «Преступление и наказание» сон Раскольникова — это тысячелетний опыт угнетения и порабощения людьми друг друга. Он отражает жестокость, которая и управляет миром, и ни с чем не сравнимую тоску по справедливости и человечности. Эту мысль с поражающим мастерством и ясностью Ф.М. Достоевский смог показать в столь коротком эпизоде.

Второй сон Раскольникова

Интересно, что после того, как Раскольников увидел первый сон, он долгое время больше не видит снов, кроме посетившего его перед убийством видения — пустыня, в которой есть оазис с голубой водой (это символ: голубой — цвет надежды, цвет чистоты). То, что Раскольников решает напиться из источника, говорит о том, что еще не все потеряно. Он еще может отказаться от своего «опыта», избежать этого ужасного эксперимента, который должен подтвердить его сумасбродную теорию о том, что убийство «вредного» (плохого, подлого) человека непременно принесет облегчение обществу и сделает жизнь хороших людей лучше.

На грани бессознательного

В лихорадочном припадке, когда герой мало что соображает из-за бреда, Раскольников видит, как хозяйку его квартиры якобы избивает Илья Петрович. Нельзя выделить этот эпизод, произошедший во второй части романа, в отдельный сон, так как это в большей степени «бред и слуховые галлюцинации». Хотя это в какой-то мере говорит о том, что герой предчувствует, что будет «отщепенцем», «изгоем», т.е. на подсознательном уровне знает, что его ждет наказание. Но также, возможно, это игра подсознания, которое говорит о желании уничтожить еще одну «тварь дрожащую» (хозяйку квартиры), которая так же, как и старуха-процентщица, не достойна, по его теории, жить.

Описание очередного сна Раскольникова

В третьей части произведения Родиону, который уже расправился с Аленой Ивановной (также убив при этом невинную Лизавету Ивановну), снится еще один сон, постепенно переходящий в бред. Очередное сновидение Раскольникова подобно первому. Это кошмар: старуха-процентщица во сне жива, и на бесплодные попытки убить себя она отвечает Раскольникову смехом, смехом «зловещим и неприятным». Раскольников пытается убить ее повторно, но гомон толпы, которая настроена явно недоброжелательно и злобно, не позволяет ему сделать дело. Достоевский этим показывает мучения и метания главного героя.

Психоанализ автора

Этот сон полностью отражает состояние героя, который был «надломлен», так как его эксперимент показал ему, что он не способен переступать через людские жизни. Смех старухи — это смех над тем, что Раскольников оказался не «Наполеоном», который с легкостью может жонглировать человеческими судьбами, а ничтожным и смешным человеком. Это своеобразное торжество зла над не сумевшим уничтожить в себе совесть Раскольниковым. Чисто композиционно этот сон является продолжением и развитием размышлений Раскольникова над своей теорией, по которой он делил людей на «тварей дрожащих» и тех, кто «право имеет». Эта его неспособность перешагнуть через человека и подведет Родиона к черте, к возможности в дальнейшем «возродиться из пепла».

Последний сон

Последний в романе «Преступление и наказание» сон Раскольникова является еще одним своеобразным полусном-полубредом, в котором нужно искать надежду на возможность перерождения героя. Этот сон избавляет Родиона от сомнений и поисков, так мучавших его все время после убийства. Последний сон Раскольникова — это мир, который должен исчезнуть из-за болезни. Как будто в этом мире есть духи, которые наделены умом, которые обладают волей, способной подчинять людей, делая из них марионеток, бесноватых и сумасшедших. Причем сами марионетки после заражения считают себя истинно умными и непоколебимыми. Зараженные люди убивают друг друга, как пауки в банке. После третьего кошмара Родион исцеляется. Он становится нравственно, физически и психологически свободным, исцеленным. И он готов следовать совету Порфирия Петровича, готов стать «солнцем». Он приближается тем самым к порогу, за которым кроется новая жизнь.

В этом сне Раскольников смотрит на свою теорию совсем другими глазами, теперь он видит, что она бесчеловечна, и расценивает ее уже как опасную для человеческого рода, для всего человечества.

Исцеление

Многие писатели использовали сны в своих произведениях, но мало кто смог добиться того, чего добился Ф.М. Достоевский. То, как он тонко, глубоко и вместе с тем ярко описал с помощью сна психологическое состояние персонажа, поражает не только обывателя, но и истинных знатоков литературы.

Родион Раскольников, как известно, придумал собственную теорию, разделив людей на «тварей дрожащих» и «право имеющих», разрешив тем самым «кровь по совести». В течение всего произведения доказывается несостоятельность этой гипотезы. Одним из выдающихся средств автора в борьбе с идеологией ненависти являются сны. Они представляют собой символы, расшифровка которых – ключ к понимаю сложного и многоярусного замысла Достоевского.

  • О забитой лошади . Уже первый сон главного героя показывает его истинные черты и раскрывает его способность к состраданию. Раскольников переносится в детство, видит лошадь, которую бьют кнутом озверевшие люди. Этот эпизод доказывает неоднозначность характера молодого теоретика, который, сопереживая в своём сне бедному животному, в реальности готовится к убийству человека. Данный сон становится символическим выражением мира, переполненного насилием, страданием и злом. В нем противопоставляется кабак, как олицетворение безобразного,низменного мира, и церковь, с которой у Раскольникова связаны печальные, но светлые воспоминания. Мотив спасения от ужасного мира действительности с помощью веры будет и дальше прослеживаться на протяжении всего романа.
  • Об Африке . Незадолго до рокового поступка Раскольникову привиделась во сне Африка. Он видит оазис, золотой песок и голубую воду, которая является символом очищения. Это сновидение является антитезой ужасной повседневной жизни героя. Важной деталью становится то, что Родиону снится Египет. В связи с этим во сне появляется мотив наполеонизма. Египетский поход был одним из первых, предпринятых Наполеоном. Но там императора ждала неудача: войско было поражено чумой. Так и героя ожидает не триумф воли, а разочарование в финале его собственного похода.
  • Об Илье Петровиче . После убийства старухи-процентщицы молодой человек находится в лихорадке. Жар провоцирует еще два сновидения. Первое из них об Илье Петровиче, который избивает владелицу съемного жилища Родиона. Из него видно, что Раскольников не переносит издевательств над человеком, каким бы плохим он ни был. Также нетрудно понять, что у Родиона Романовича Раскольникова возникает страх перед формальным наказанием (законом). Этот факт находит свое олицетворение в фигуре полицейского.
  • О смеющейся старухе . Раскольников возвращается на место преступления, где содеянное им убийство почти повторяется. Разница состоит в том, что в этот раз старуха смеялась, издеваясь над героем. Это может говорить о том, что, убивая старуху, он погубил и себя. Испугавшись, Раскольников бежит с места преступления. В этом сне Родион ощущает ужас разоблачения и стыда, который мучает его на самом деле. Кроме того, данный кошмар подтверждает то, что главный герой морально не был способен на убийство, оно было болезненно им воспринято и стало причиной его дальнейшего морального самоуничтожения.
  • Сон на каторге . Последний сон героя окончательно подтверждает несостоятельность гипотезы Родиона. «Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве» — убийца видит, как реализуется его замысел о «спасении» всего сущего, но на практике выглядит он ужасно. Как только благодаря софистическим умозрительным рассуждениям исчезает грань между добром и злом, люди погружаются в хаос и теряют нравственные основы, на которых зиждется общество. Сон противопоставляется теории: герой полагал, что «людей с новой мыслью необыкновенно мало рождается», а в сне сказано, что мир рушится от недостатка «чистых людей». Таким образом, это сновидение способствует искреннему раскаянию Раскольникова: он понимает, что нужно не вычурное мудрствование от лукового, а искренние и добрые поступки, противопоставленные злу и пороку.

Сны Свидригайлова

Свидригайлов — персонаж, которому также снятся символические сны, пронизанные глубоким смыслом. Аркадий Иванович — пресытившийся жизнью человек. Он равно способен как на циничные и грязные поступки, так и на благородные. На его совести лежат несколько преступлений: убийство жены и самоубийства слуги и оскорбленной им девочки,которой было всего 14 лет. Но совесть его не тревожит, лишь сны передают скрытую, неизвестную самому герою сторону его души, именно благодаря своим сновидениям Аркадий Иванович начинает видеть всю свою подлость и ничтожество. Там он лицезреет себя или отражение своих качеств, которые ужасают его. Всего Свидригайлов видит три кошмара, причем грань между сном и явью настолько размыта, что порой трудно понять, видение это или реальность.

  • Мыши . В первом сне герою мерещатся мыши. Мышь считается олицетворением души человека,зверьком, который быстро и почти незаметно ускользает, как дух в момент смерти. В христианской Европе мышь была символом злой, разрушительной деятельности. Таким образом, можно прийти в выводу, что в сне Свидригайлова грызун является предвестником беды, неминуемой гибели героя.
  • О девочке — утопленнице. Аркадий Иванович видит девочку-самоубийцу. Она имела «ангельски чистую душу, вырвавшую последний крик отчаяния, не услышанный, а нагло поруганный в тёмную ночь…». Точно неизвестно, но о Свидригайлове ходили слухи, что он совратил четырнадцатилетнюю девочку. Этот сон будто описывает прошлое героя. Возможно, что именно после этого видения в нем просыпается совесть, и он начинает осознавать всю низменность поступков, от которых раньше получал наслаждение.
  • О пятилетней девочке . В последнем, третьем сне, Свидригайлову снится маленькая девочка, которой он помогает без всякого злого умысла, но неожиданно ребенок преображается и начинает заигрывать с Аркадием Ивановичем. Она имеет ангельский лик, в котором постепенно вырисовывается сущность низменной женщины. Она обладает обманчивой красотой, внешне прикрывающей душу человека. В этой пятилетней девочке отразилась вся похотливость Свидригайлова. Это больше всего его и испугало. В образе демонической красоты можно увидеть отражение двойственности характера героя, парадоксальное сочетание доброго и злого.

Проснувшись, Аркадий Иванович ощущает свое полное духовное истощение и понимает: сил и желания жить дальше у него нет. Эти сны раскрывают полное нравственное банкротство героя. И, если второй сон отражает попытку воспротивиться року, то последний показывает все уродство души героя, от которого никуда не деться.

Значение и роль снов

Сны у Достоевского – это обнаженная совесть, не заговоренная никакими успокоительными, славными словечками.

Таким образом, в сновидениях раскрываются истинные характеры героев, в них показано то, в чем люди боятся признаться даже самим себе.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Источник статьи: https://cinetoday.ru/drugs/prestuplenie-i-nakazanie-son-raskolnikova-pro-loshad-sny-v/

Сны в романе ф. м. достоевского «преступление и наказание»

Сны Раскольникова в романе “Преступление и наказание” по главам: описание, суть, смысл (таблица)

В своих произведениях Достоевский неоднократно использует сны как средство художественной выразительности.

Тема сна Описание сна Раскольникова Глава в романе
Сон о лошади Накануне преступления Раскольникову снится сон о лошади, которую забивают до смерти кнутом. Судя по всему, будучи маленьким мальчиком, Раскольников вживую видел убийство лошади и это воспоминание сохранилось в его голове. Этот сон как будто напоминает Раскольникову о том, что он способен чувствовать жалость и сострадание к живому существу:«…Страшный сон приснился Раскольникову. Приснилось ему его детство, еще в их городке…»«…в большую такую телегу впряжена была маленькая, тощая, саврасая крестьянская клячонка…»«…Он проснулся весь в поту, с мокрыми от поту волосами, задыхаясь, и приподнялся в ужасе…»Сон отражает двойственность натуры Раскольникова (как и любого человека). Во сне Раскольников испытывает жалось к лошадке, к животному. Но при этом в реальной жизни он замышляет убийство человека, к которому жалости не испытывает. Часть 1, Глава V
Сон об Африке Сон об Африке снится Раскольникову накануне преступления, когда герой находится в болезненном состоянии. В этом сне Раскольников видит Египет, оазис, голубую воду, разноцветные камни, золотой песок.«…Ему все грезилось, и все странные такие были грезы: всего чаще представлялось ему, что он где-то в Африке, в Египте, в каком-то оазисе…”Этот сон представляет собой полный контраст реальной жизни Раскольникова – жалкой, бесцветной и серой. Часть 1, Глава VI
Сон об Илье Петровиче и хозяйке После совершения преступления Раскольников впадает в бред и видит сон о полицейском Илье Петровиче, который бьет хозяйку квартиры, в которой живет главный герой.Во сне Раскольников чувствует страх, что за ним могут прийти, чтобы арестовать:«…Вдруг Раскольников затрепетал как лист: он узнал этот голос; это был голос Ильи Петровича. Илья Петрович здесь и бьет хозяйку…»«…Но, стало быть, и к нему сейчас придут, если так, «потому что… верно, все это из того же… из-за вчерашнего…»«…Страх, как лед, обложил его душу, замучил его, окоченил его…»В этом сне воплощается страх Раскольникова за то, что его разоблачат и арестуют. В то же время во сне Раскольников не предпринимает ничего, чтобы сбежать, закрыться, не сдаться полиции. Часть 2, Глава II
Сон о смеющейся старухе Перед приходом Свидригайлова к Раскольникову главный герой видит бредовый сон о покойной старухе-процентщице. Во сне Раскольников идет в квартиру старухи вслед за каким-то человеком, который зовет его за собой. В квартире старухи в углу гостиной Раскольников видит сидящую старуху-процентщицу, которая смеется. Раскольников пытает расправиться со старухой, но ему это не удается и смех старухи только усиливается:«…старушонка сидела и смеялась, — так и заливалась тихим, неслышным смехом, из всех сил крепясь, чтоб он ее не услышал…»Не сумев совладать со старухой, Раскольников бежит прочь, но повсюду видит людей – на лестнице, в помещениях и т.д.:«…все смотрят, — но все притаились и ждут, молчат… Сердце его стеснилось, ноги не движутся, приросли… Он хотел вскрикнуть и — проснулся…»В этом сне Раскольников испытывает страх разоблачения и позора, которые мучают его в реальности. Часть 3,Глава VI
Сон о конце света Это – последний сон Раскольникова, который снится герою уже на каторге. Отбывая срок на каторге, Раскольников однажды заболевает и попадает в больницу. В болезненном бреду он несколько раз видит, судя по всему, повторяющийся сон о конце света:«…Он пролежал в больнице весь конец поста и Святую. Уже выздоравливая, он припомнил свои сны, когда еще лежал в жару и в бреду. Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных…»Этот последний сон снится Раскольникову в Сибири на каторге. Каторга становится для героя началом его новой жизни и искупления греха. Этот сон Раскольникова – символ очищения и обновления души героя. Это очень яркий и эмоциональный сон, который говорит об активной внутренней работе героя. Эпилог

17. Сны Раскольникова в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»

Изображение снов в произведении – один из психологических способов, с помощью которого автор раскрывает перед читателем внутреннее состояние героя. Его использовали многие отечественные классики.

Не исключением был и Ф.М.Достоевский, который в своем романе «Преступление и наказание» изображает сновидения Родиона Раскольникова на разных стадиях подготовки преступления и после совершенного убийства.

Так, первый сон, который увидел Раскольников, погружает героя в его прошлое. Снится Родиону, будто они с отцом в праздничный вечер проходят мимо кабака и видят, как пьяный мужик избивают маленькую лошаденку, запряженную в огромную телегу.

Столпившиеся люди молчат да посмеиваются, лишь мальчик Родя пытается заступиться… Но на глазах у толпы несчастную «клячу» добивают железным ломом. Родион плачет, хочет кричать.

Я думаю, сон несет большую смысловую нагрузку: открывает истинное состояние души Родиона, показывает, что задуманное им насилие противоречит его собственной натуре.

Второй сон Раскольникова об Африке, он снится герою накануне преступления. Ему грезится идеальный мир, который будет создан им благодаря убийству старухи. Не случайно оазис находится в Египте: Египетский поход – начало карьеры Наполеона, с которым себя в один ряд и ставил Раскольников.

Третий сон-галлюцинацию видит персонаж уже после убийства старухи-процентщицы. Ему покажется, что кто-то бьет хозяйку его квартиры. Раскольникову слышатся страшные крики: «вопль, слезы, ругательства».

Позже выяснится, что никто не бил ее, а Настасья-служанка скажет Родиону: «Это кровь в тебе кричит». Женщина имела в виду, что «кровь кричит» в бывшем студенте, потому что «нет ей выхода».

Но Родион понимает это по-своему: в нем кричит кровь убитых им людей, то есть «мучает совесть. Но до сих пор Раскольников уверен в правильности своей теории.

В четвертом сне Раскольникову видится совершенное им убийство, но только результат у того иной. Ему кажется, что он достает топор из петли и бьет им по голове старухи. Она падает, как деревянная, не проронив ни звука.

Это удивляет Раскольникова, и когда герой опускается на пол, чтобы посмотреть в ее лицо, он видит, что старуха жива и смеется над ним. Не одна она делает это! Смеются все над ним: люди и в комнатах, и на улице.

И это то, чего боится Раскольников: страх быть осмеянным и осужденным.

Последний сон видится Раскольникову на каторге. Ему грезится, что весь мир – жертва моровой язвы, которая, заражая людей, делала их сумасшедшими. Каждый из них считал, «что в нем в одном и заключается истина».

По всему миру пошел голод, пожары, смерть… Выжить в такой обстановке могли только избранные, «предназначенные начать новый род людей и новую жизнь».

Страшный сон воздействовал на Родиона очищающее: он понял безнравственность своей теории…

Таким образом, Достоевский описывает сны главного персонажа с одной целью: показать психическое состояние Раскольникова в разные моменты его жизни.

Сны и грезы Раскольникова в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

В своих романах Достоевский раскрывает сложные процессы внутренней жизни героев, их чувства, эмоции, тайные желания и опасения. В этом аспекте особенно важными представляются сны персонажей.Попробуем проанализировать сны и грезы Раскольникова в романе «Преступление и наказание».

Первый сон герой видит на Петровском острове. В этом сновидении вновь оживает детство Родиона: вместе с отцом в праздничный день он едет за город. Здесь они видят страшную картину: молодой мужик, Миколка, выйдя из кабака, изо всех сил хлещет кнутом свою «тощую…

саврасую клячонку», которой не под силу везти непосильный воз, а потом добивает ее железным ломом.Чистая детская натура Родиона протестует против насилия: с плачем бросается он к забитой савраске и целует ее мертвую окровавленную морду. А потом вскакивает и бросается с кулачонками на Миколку.

Раскольников испытывает здесь целый спектр самых различных чувств: ужаса, страха, жалости к несчастной лошаденке, злобы и ненависти к Миколке. Сон этот настолько потрясает Родиона, что, проснувшись, он отрекается «от проклятой мечты своей».

Таково значение сна непосредственно во внешнем действии романа. Однако смысл этого сна гораздо глубже и знаменательнее.

Во-первых, сон этот предваряет будущие события: красные рубахи пьяных мужиков; красное, «как морковь», лицо Миколки; баба «в кумачах»; топор, которым можно разом покончить с несчастной клячей — все это предопределяет будущие убийства, намекая на то, что все-таки прольется кровь.

Во-вторых, сон этот отражает мучительную раздвоенность сознания героя. Если мы вспомним о том, что сновидение — это выражение подсознательных желаний и опасений человека, то получится, что Раскольников, боясь собственных желаний, все же хотел, чтобы насмерть забили несчастную лошаденку.

Получается, что в этом сне герой ощущает себя и Ми-колкой, и ребенком, чистая, добрая душа которого не приемлет жестокости и насилия.Эта раздвоенность, противоречивость натуры Раскольникова в романе тонко подмечена Разумихиным.

В разговоре с Пульхерией Александровной Разумихин замечает, что Родион «угрюм, мрачен, надменен и горд», «холоден и бесчувствен до бесчеловечия», а вместе с тем — «великодушен и добр». «Точно в нем два противоположных характера поочередно сменяются», — восклицает Разумихин.

О мучительной раздвоенности Раскольникова свидетельствуют и два противоположных образа из его сна — кабак и церковь. Кабак — это то, что людей губит, это средоточие разврата, безрассудства, зла, это то место, где человек зачастую теряет свой человеческий облик.

Кабак всегда производил на Родиона «неприятнейшее впечатление», там всегда была толпа, «так орали, хохотали, ругались… безобразно и сипло пели и дрались; кругом кабака шлялись всегда такие пьяные и страшные рожи». Кабак — это символ порочности и зла.Церковь же в этом сне олицетворяет то лучшее, что есть в человеческой природе.

Характерно, что церковь маленький Родион любил, два раза в год ходил с отцом и матерью к обедне. Ему нравились старинные образа и старый священник, он знал, что здесь служились панихиды по его умершей бабушке.Кабак и церковь здесь, таким образом, метафорически представляют основные ориентиры человека в жизни.

Характерно, что в этом сновидении Раскольников не доходит до церкви, не попадает в нее, что также очень знаменательно. Его задерживает сцена возле кабака.Многозначителен здесь и образ тощей крестьянской савраски, которая не выдерживает непосильной ноши.

Несчастная лошаденка эта — символ невыносимых страданий всех «униженных и оскорбленных» в романе, символ безысходности и тупика Раскольникова, символ бедствий семьи Мармеладовых, символ положения Сони. С этим эпизодом из сна героя перекликается горькое восклицание Катерины Ивановны перед смертью: «Уездили клячу! Надорвала-ась!».

Значим в этом сне и образ давно умершего отца Раскольникова. Отец хочет увести Родиона от кабака, не велит ему смотреть на совершаемое насилие. Отец здесь как будто пытается предостеречь героя от его рокового поступка.

Напоминая о горе, которое постигло их семью, когда умер братик Родиона, отец Раскольникова ведет его на кладбище, на могилу умершего брата, по направлению к церкви. Именно такова, на наш взгляд, функция отца Раскольникова в этом сне.Кроме снов, в романе описаны три видения Раскольникова, три его «грезы». Перед совершением преступления он видит себя «в каком-то оазисе».

Караван отдыхает, мирно лежат верблюды, кругом — великолепные пальмы. Неподалеку журчит ручей, и «чудесная-чудесная такая голубая вода, холодная, бежит по разноцветным камням и по такому чистому с золотыми блестками песку…»И в этих грезах снова обозначается мучительная раздвоенность сознания героя. Как замечает Б. С.

Кондратьев, верблюд здесь — символ смирения (Раскольников смирился, отрекся от «проклятой мечты своей» после первого сна), но пальма — «главный символ триумфа и победы», Египет — то место, где Наполеон забывает армию1. Отрешившись от своих замыслов наяву, герой возвращается к ним во сне, ощущая себя победителем-Наполеоном.

Второе видение посещает Раскольникова уже после его преступления. Он как будто наяву слышит, как квартальный надзиратель Илья Петрович страшно избивает его [Раскольникова] квартирную хозяйку.Видение это обнажает скрытое желание Раскольникова навредить квартирной хозяйке, чувство ненависти, агрессии героя по отношению к ней.

Именно из-за квартирной хозяйки он оказался в участке, вынужден был объясняться с помощником квартального надзирателя, испытывая смертельное чувство страха и почти не владея собой.Но видение Раскольникова имеет и более глубокий, философский аспект.

Это отражение мучительного состояния героя после убийства старухи и Лизаветы, отражение его чувства отчуждения от своего прошлого, от «прежних мыслей», «прежних задач», «прежних впечатлений». Квартирная хозяйка здесь, очевидно, является символом прошлой жизни Раскольникова, символом того, что он так любил (вспомним историю взаимоотношений героя с дочкой квартирной хозяйки).

Квартальный надзиратель же — фигура из его «новой» жизни, отсчет которой положило его преступление. В этой «новой» жизни он «как будто ножницами отрезал себя сам от всех», а заодно и от своего прошлого. Раскольникову невыносимо тягостно в своем новом положении, что в подсознании его запечатлевается как ущерб, вред, нанесенный прошлому героя его настоящим.

Третье видение посещает Раскольникова после его встречи с мещанином, обвиняющим его в убийстве. Герою чудятся лица людей из его детства, колокольня В-й церкви; «биллиард в одном трактире и какой-то офицер у биллиарда, запах сигар в какой-то подвальной табачной лавочке, распивочная, черная лестница… откуда-то доносится воскресный звон колоколов…»Офицер в этом видении — отражение реальных жизненных впечатлений героя. Перед своим преступлением Раскольников слышит в трактире разговор студента с офицером. Сами же образы данного видения перекликаются с образами из первого сна Родиона. Там он видел кабак и церковь, здесь — колокольня В-й церкви, звон колоколов и трактир, запах сигар, распивочная. Символический смысл этих образов здесь сохраняется.Второй сон Раскольников видит уже после своего преступления. Ему снится, что он вновь идет на квартиру Алены Ивановны и пытается убить ее, однако старушонка, как будто издеваясь, заливается тихим, неслышным смехом. Смех и шепот слышатся ему в соседней комнате. Раскольникова окружает вдруг множество людей — в прихожей, на площадке, на лестнице, — молча и выжидая, они смотрят на него. Объятый ужасом, он не может пошевелиться и вскоре пробуждается.

Сон этот отражает подсознательные желания героя. Раскольников тяготится своим положением, желая кому-нибудь открыть свою «тайну», ему тяжело носить ее в себе.

Он буквально задыхается в своем индивидуализме, стремясь преодолеть состояние мучительного отчуждения от окружающих и самого себя. Именно поэтому в сновидении Раскольникова рядом с ним множество людей.

Душа его рвется к людям, ему хочется общности, единения с ними.

В этом сне вновь появляется мотив смеха, сопровождающий Раскольникова на протяжении всего романа. Смех этот, по точному замечанию М. Бахтина, развенчивает теорию героя. «Перед нами образ развенчивающего всенародного осмеяния на площади карнавального короля-самозванца», — пишет исследователь.

После совершения преступления Раскольников чувствует, что «себя убил, а не старушонку». Эта истина будто бы открыта людям, окружающим героя во сне.Интересную интерпретацию сна героя предлагает Б. С. Кондратьев. Исследователь замечает, что смех во сне Раскольникова — зто «атрибут незримого присутствия сатаны», смеются и дразнят героя бесы.

Свой третий сон Раскольников видит уже на каторге. В этом сне он как бы заново переосмысливает происшедшие события, свою теорию. Раскольникову представляется, будто весь мир осужден в жертву «страшной… моровой язве». Появились какие-то новые микроскопические существа, трихины, заражающие людей и делающие их бесноватыми.

Зараженные не слышат и не понимают других, считая лишь свое мнение абсолютно верным и единственно правильным. Оставив свои занятия, ремесла и земледелие, люди убивают друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Начинаются пожары, голод, гибнет все вокруг. Во всем мире спастись могут лишь несколько человек, «чистых и избранных», но их никто и никогда не видел.

Сон этот являет собой крайнее воплощение индивидуалистической теории Раскольникова, показывая угрожающие результаты пагубного влияния ее на мир и человечество.

Характерно, что индивидуализм теперь отождествляется в сознании Родиона с бесноватостью и сумасшествием.

Фактически идея героя о сильных личностях, Наполеонах, которым «все дозволено», представляется теперь ему болезнью, сумасшествием, помутнением разума.

Более того, распространение этой теории во всем мире — это то, что вызывает наибольшие опасения Раскольникова. Теперь герой сознает, что идея его противна самой человеческой природе, разуму, Божественному мироустройству.

Поняв и приняв все это своей душой, Раскольников испытывает нравственное просветление. Недаром именно после этого сна он начинает осознавать свою любовь к Соне, открывающую ему веру в жизнь.

Таким образом, сны и видения Раскольникова в романе передают его внутренние состояния, чувства, сокровенные желания и тайные опасения. Композиционно сны нередко предваряют будущие события. Кроме того, сны героя перекликаются с идейным замыслом произведения, с авторской оценкой идей Раскольникова.

Роль снов романе “Преступление и наказание”

jolly_kiki

В своих романах Ф. М. Достоевский раскрывает сложные процессы внутренней жизни своих героев, их чувства, эмоции, тайные желания, переживания и опасения.

В этом контексте особую значимость приобретают сны персонажей. Сон, как композиционный элемент, может выполнять различные функции и нести свою особенную смысловую нагрузку.

Давайте попробуем разобраться, какова роль и значение снов в романе “Преступление и наказание”.

Первый раз Достоевский вводит сон в первой части произведения, еще до убийства старухи-процентщицы. Заснув на улице по причине болезненного своего состояния и выпитой накануне рюмки, Раскольников видит свое детство: маленький Родя вместе с отцом гуляет за городом в светлый праздничный день, однако вскоре идиллию нарушает один страшный эпизод.

Молодой мужик Миколка, выйдя из кабака, начинает хлестать свою “тощую саврасую клячонку”, которой не под силу везти груз в виде без малого десяти человек, а потом добивает ее железным ломом. Первое, что лежит на поверхности, это то, что чистая детская натура Раскольникова протестует против насилия.

Маленький Родион подбегает к клячонке и целует ее в окровавленную морду, а потом с кулачками бросается на убившего “лошадку” Миколку. То, что нам дан именно детский взгляд на ситуацию, – неслучайно. Детское сознание – чистое и незашоренное никакими теориями, ребенок живет – сердцем. И в душе Раскольникова этот ребенок борется с его разумом, рождающим столь губительные казуистические теории.

Здесь проявляется двойственность натуры главного героя. О мучительной раздвоенности Раскольникова свидетельствуют и два противоположных образа из его сна – церковь и кабак.

Кабак – является символом того, что губит людей, это средоточие зла, разврата, безрассудства, это то место, где человек теряет свои человеческий облик (неслучайно нравственно опустившийся Свидригайлов – завсегдатай кабаков и прочих “клоак”, поскольку один из признаков развратности – отсутствие некого эстетического чувства).

Церковь же олицетворяет все лучшее, что есть в человеческой природе. Характерно, что в церковь маленький Родя ходить любил, а кабак всегда производил на него “неприятнейшее впечатление”. Таким образом, кабак и церковь в метафорическом плане представляют собой нравственные ориентиры человека в реальной жизни.

Символично то, что Родион задерживается у кабака по пути в церковь и так в нее и не попадает. На мой взгляд, это можно трактовать двояко. Например, это может означать с одной стороны то, что Раскольников свернул с истинного пути, а с другой, что он сделал это все же не по своей воле, а во имя лошади Миколки, символизирующей всех “униженных и оскорбленных”. Примечательно, что с этим эпизодом сна Раскольникова перекликается горькое восклицание Катерины Ивановны: “Уездили клячу! Надорвала-ась!”.

Однако стоит поподробнее остановится на лошади и ее символике. Помимо того, что она представляет тех, за чье благо борется Раскольников , она в то же время символизирует ту самую “бесполезную вошь”, старушонку, ставшую его жертвой. То есть этот сон предрекает те самые кровавые события в будущем.

Поэтому, проснувшись, Раскольников отрекается от своей “проклятой мечты” и задается вопросами: “Да неужели ж, неужели ж я в самом деле возьму топор, стану бить по голове, размозжу ей череп… буду скользить в липкой тёплой крови, взламывать замок, красть и дрожать; прятаться, весь залитый кровью… с топором. Господи, неужели?”.

И если лошадь – это старуха-процентщица, то логично будет предположить, что Миколка – это Раскольников. И тут рассуждение опять же затрагивает тему двойственности Раскольникова, что в нем могут уживаться безгрешный наивный ребенок и страшный убийца. Примечательно, на мой взгляд, и то, что имя Миколки фигурирует в тексте не один раз.

Действительно, между Миколкой из сна и Миколкой, сознавшемся в преступлении, можно провести параллель. С первым Миколкой Раскольникова роднит совершенное злодеяние, что касается второго Миколки, интересно, что Порфирий Петрович упоминает о том, что Миколка из “раскольников”.

Наверняка, это не простое совпадение, а сознательная авторская отсылка к гланому герою. Таким образом, второй Миколка как бы подает пример Раскольникову, показывает то, как ему нужно поступить в сложившейся ситуации. Миколка хоть и появляется лишь в нескольких эпизодах романа, его образ очень важен.

Он является символом добровольного страдания, только через него по Достоевскому можно искупить свои грехи, очиститься и нравственно возродиться.

Второй сон Раскольников видит уже после своего преступления. Ему снится , что он вновь идет на квартиру Алены Ивановны и пытается убить ее , однако старушонка, как будто издеваясь, заливается тихим , неслышным смехом. Смех и шепот слышатся ему в соседней комнате.

Раскольникова окружает вдруг множество людей – в прихожей, на площадке, на лестнице , – молча и выжидая , они смотрят на него . Объятый ужасом, он не может пошевелиться и вскоре пробуждается.

Этот сон показывает болезненное состояние Раскольникова, его нервную напряженность, его желание поделиться с кем-нибудь, разделить свою тяжкую ношу. Раскольников борется с собой и своим индивидуализмом, его душа рвется к людям, поэтому, возможно, в его сне фигурирует множество людей.

Помимо этого, во сне появляется мотив смеха, развенчивающего теорию Раскольникова. М. Бахтин пишет: “Перед нами образ развенчивающего всенародного осмеяния на площади карнавального короля-самозванца”. И на иррациональном уровне Раскольников это чувствует, но еще не осознает.

Смех процентщицы также может олицетворять насмешку дьявола над Раскольниковым. Однозначно, бесовское начало присутствует в романе, посмотреть хотя бы на то, в каких условиях создавалась раскольниковская теория – там не было ни Бога, ни человека.

Свой третий сон Раскольников видит уже на каторге. В этом сне он как бы заново переосмысливает происшедшие события , свою теорию. Раскольникову представляется, будто весь мир осужден в жертву «страшной… моровой язве ». Появились какие- то новые микроскопические существа , трихины , заражающие людей и делающие их бесноватыми .

Зараженные не слышат и не понимают других , считая лишь свое мнение абсолютно вер-ным и единственно правильным. Оставив свои занятия, ремесла и земледелие , люди убивают друг друга в какой- то бессмысленной злобе. Начинаются пожары, голод , гибнет все вокруг . Во всем мире спастись могут лишь несколько человек, «чистых и избранных »,но их никто и никогда не видел.

Сон этот являет собой крайнее воплощение индивидуалистической теории Раскольникова , показывая угрожающие результаты пагубного влияния ее на мир и человечество .Характерно, что индивидуализм теперь отождествляется в сознании Родиона с бес-новатостью и сумасшествием .

Фактически идея героя о сильных личностях, Наполеонах, которым « все дозволено», представляется теперь ему болезнью, сумасшествием , помутнением разума . Более того , распространение этой теории во всем мире — это то , что вызывает наибольшие опасения Раскольникова. Теперь герой сознает, что идея его противна самой человеческой природе, разуму , Божественному мироустройству .

Поняв и приняв все это своей душой , Раскольников испытывает нравственное просветление . Недаром именно после этого сна он начинает осознавать свою любовь к Соне, открывающую ему веру в жизнь.

Еще один человек помимо Раскольникова, кто видит сны, – Свиригайлов. И примечательно, что этот факт в какой-то мере обуславливает их двойничество. Совесть до конца не оставляет в покое ни одного, ни другого. Накануне самоубийства Свидригайлов видит несколько сновидений, одно переходит в другое.

Существенно, что переходы Свидригайлова из одного сна в другой имеют свою внутреннюю логику: «…в снах есть тема разврата, нарастающая от первого к третьему»; в первом сне, где появляется мышь, тема разврата «дана лишь намеком, лишь ощущением скользкого, противного», во втором сне возникает девочка-утопленница, «жертва разврата», в третьем сне – пятилетняя «девочка», «разврат полностью овладел ею». Образ пятилетней, возникший во сне Свидригайлова, глубоко символичен, поскольку воплощает в себе возможный предел человеческого падения, который ужасает даже Свидригайлова. Этот сон может также характеризовать Свидригайлова как человека, не способного возродиться. Поскольку возраст его “жертв” варьируется от двенадцати до шестнадцати, то представляется вполне возможным, что однажды он может “понизить планку”. Дети для Достоевского – святое, поэтому нетрудно догадаться, что поступки Свидригайлова расцениваются автором как едва ли не самый тяжелый грех. И возможно, самоубийство – был еднственный выход из этого ада, в которых сам герой себя и загнал.

Таким образом, сны и видения героев романа передают их внутренние состояния, чувства, сокровенные желания и тайные опасения . Композиционно сны нередко предваряют будущие события . Кроме того , сны перекликаются с идейным замыслом произведения и с авторской оценкой тех или иных событий.

Тема снов в романе Ф.М. Достоевского “Преступление и наказание”

МБОУ средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением иностранного языка №27

Тема снов в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

Выполнила ученица 10Б класса: Абрашина Мария

Источник статьи: https://prikhodkoteacher.ru/drugoe/sny-v-romane-f-m-dostoevskogo-prestuplenie-i-nakazanie.html

Страшный сон приснился раскольникову он лет семи

В произведении Федора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание» отразилась не только эпоха: в нем автор поднимает глобальные вопросы о нравственности и морали, о законах человеческой жизни, о добре и зле. Преступление Раскольникова тем страшнее, что герой сомневается в том, нужно ли ему раскаиваться и уверен в правильности своего поступка даже уходя по этапу. Именно сон Раскольникова на каторге опровергает его страшную теорию.

Во сне герой видит, как люди уничтожают друг друга. Сами не осознавая причин, люди становятся сумасшедшими, бредят, убивают друг друга. Даже объединяясь в страхе и договариваясь о верности и помощи друг другу, они тут же меняют решение. Заражаясь бессмысленной злобой, они считают себя умными, непоколебимы в своей уверенности и жестокости. Лишь несколько избранных человек могли спастись сами и спасти других. Это люди чистые, светлые. Они не способны на злобу и преступления. Именно они должны возродить мир и спасти человечество.

Символичное значение

Не случайно автор размещает последний сон Раскольникова в эпилоге. Пройдя через все страдания, через множество размышлений и страхов, до сих пор будучи уверенным в своей правоте, именно во сне Раскольников постигает разоблачение своей жуткой теории. Глубокий символизм сна в том, что «трихины» являются страшной опасностью для всего человечества. Они способны привести к утрате всех норм человеческой жизни, всех моральных и нравственных качеств человека. Распространение жестокости приведет к трагедии глобального масштаба. Сон на каторге полностью противопоставляется теории Раскольникова. Если раньше он был уверен, что избранные имеют право на преступления, то теперь он осознает, что гораздо важнее нести свет, очищать землю от преступлений и злобы. Это помогает герою избавиться от «трихинов» в своей душе. Герой, благодаря состраданию, воскресает для новой жизни.

Шанс на спасение

Именно третий сон Раскольникова становится итогом всех его мук. Истинное наказание – в настоящем раскаянии, в муках, которые человек испытывает после преступления. У всех есть шанс на спасение. Герой не обделен положительными качествами изначально. Он способен сострадать и сопереживать, он готов отдать последнее. В поисках ответа, он обвиняет в этом Сонечку Мармеладову, но именно это качество помогает Раскольникову спастись и встать на путь истинный. Только поняв разрушающую силу эгоизма, ненависти и преступлений, герой способен переродиться. Через страдание и сострадание, которое он находит в Соне Мармеладовой, Родион понимает ценности, которые действительно могут спасти человека от страшных грехов и помыслов.

В романе «Преступление и наказание» автором поднимаются глобальные вопросы о человеческой сущности, о нравственности, о разделении добра и зла в человеке. Сон на каторге является итогом мук Раскольникова и началом его новой жизни.

Статья поможет написать грамотное и вдумчивое сочинение на тему «Сон Раскольникова на каторге».

Предыдущая СочиненияМотив убийства Раскольникова в “Преступлении и наказании”

Александр Галкин — Рефераты для дурёхи

Последний сон о «трихинах» не случайно снится Раскольникову в пасхальные дни, на Святой неделе. Четвертый сон Раскольникова Раскольников болеет, и в больнице ему снится этот сон: «Он пролежал в больнице весь конец поста и Святую. Уже выздоравливая, он припомнил свои сны, когда еще лежал в жару и в бреду. Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований. Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии, уже в походе, вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга. В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовет, никто не знал того, а все были в тревоге. Оставили самые обыкновенные ремесла, потому что всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться; остановилось земледелие. Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, – но тотчас же начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались. Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась дальше и дальше. Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса».

Анализ третий и последний сон Раскольникова по роману Преступление и наказание (Достоевский Ф. М.)

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Кроме того, третий кошмар является и своеобразным подтверждением собственных догадок Раскольникова о слабости своей натуры, неспособности хладнокровно и равнодушно переступить через труп человека. Описание молчаливо смотрящих людей в этом сне предваряет появление Аркадия Ивановича Свидригайлова в комнате Раскольникова. Этот человек является психологическим двойником главного героя, он некоторое время наблюдает за спящим юношей.

В эпилоге романа описывается еще один сон Раскольникова, который больше напоминает полубред. Этот сон становится предвестником нравственного выздоровления, избавления от сомнений и мучительного поиска ответов на вопросы о крушении собственной теории. Родиону снится, что приближается конец света, весь мир погибает от страшной болезни. Появились микробы, точнее, одаренные умом и волей духи, которые вселяются в людей, делают их сумасшедшими и абсолютно невменяемыми. При этом зараженные люди считают себя самыми умными и уверены в правоте своих действий. Больные жестоко уничтожают друг друга, словно пауки в банке. После такого кошмара Раскольников полностью исцеляется: и духовно, и физически. Он готов к новой жизни, в которой нет места чудовищной теории.

Таким образом, сны Раскольникова в композиционном отношении играют существенную роль: они заостряют внимание читателя на развитии сюжетной линии, на представленной автором системе образов; готовят к последующим эпизодам; способствуют наилучшему пониманию основной идеи романа. К тому же, в художественно-изобразительном плане такие элементы, как сны, имеют очень большое значение. Они помогают наиболее полно и глубоко раскрыть характер и психологию главного героя. Возможно, если бы Раскольников прислушался к голосу своего внутреннего «я» с самого начала, то не оказался бы он раздавленным страшной трагедией, расколовшей на две половины его сознание.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id3691

Сон Раскольникова. Фрагмент романа «Преступление и наказание» (Ф. Достоевский)

Страшный сон приснился Раскольникову. Приснилось ему его детство, еще в их городке. Он лет семи и гуляет в праздничный день, под вечер, с своим отцом за городом. Время серенькое, день удушливый, местность совершенно такая же, как уцелела в его памяти: даже в памяти его она гораздо более изгладилась, чем представлялась теперь во сне. Городок стоит открыто, как на ладони, кругом ни ветлы; где-то очень далеко, на самом краю неба, чернеется лесок. В нескольких шагах от последнего городского огорода стоит кабак, большой кабак, всегда производивший на него неприятнейшее впечатление и даже страх, когда он проходил мимо его, гуляя с отцом. Там всегда была такая толпа, так орали, хохотали, ругались, так безобразно и сипло пели и так часто дрались; кругом кабака шлялись всегда такие пьяные и страшные рожи… Встречаясь с ними, он тесно прижимался к отцу и весь дрожал. Возле кабака дорога, проселок, всегда пыльная, и пыль на ней всегда такая черная. Идет она, извиваясь, далее и шагах в трехстах огибает вправо городское кладбище. Среди кладбища каменная церковь, с зеленым куполом, в которую он раза два в год ходил с отцом и с матерью к обедне, когда служились панихиды по его бабушке, умершей уже давно и которую он никогда не видал. При этом всегда они брали с собой кутью на белом блюде, в салфетке, а кутья была сахарная из рису и изюму, вдавленного в рис крестом. Он любил эту церковь и старинные в ней образа, большею частию без окладов, и старого священника с дрожащею головой. Подле бабушкиной могилы, на которой была плита, была и маленькая могилка его меньшого брата, умершего шести месяцев и которого он тоже совсем не знал и не мог помнить: но ему сказали, что у него был маленький брат, и он каждый раз, как посещал кладбище, религиозно и почтительно крестился над могилкой, кланялся ей и целовал ее. И вот снится ему: они идут с отцом по дороге к кладбищу и проходят мимо кабака; он держит отца за руку и со страхом оглядывается на кабак. Особенное обстоятельство привлекает его внимание: на этот раз тут как будто гулянье, толпа разодетых мещанок, баб, их мужей и всякого сброду. Все пьяны, все поют песни, а подле кабачного крыльца стоит телега, но странная телега. Это одна из тех больших телег, в которые впрягают больших ломовых лошадей и перевозят в них товары и винные бочки. Он всегда любил смотреть на этих огромных ломовых коней, долгогривых, с толстыми ногами, идущих спокойно, мерным шагом и везущих за собою какую-нибудь целую гору, нисколько не надсаждаясь, как будто им с возами даже легче, чем без возов. Но теперь, странное дело, в большую такую телегу впряжена была маленькая, тощая саврасая крестьянская клячонка, одна из тех, которые — он часто это видел — надрываются иной раз с высоким каким-нибудь возом дров или сена, особенно коли воз застрянет в грязи или в колее, и при этом их так больно, так больно бьют всегда мужики кнутами, иной раз даже по самой морде и по глазам, а ему так жалко, так жалко на это смотреть, что он чуть не плачет, а мамаша всегда, бывало, отводит его от окошка. Но вот вдруг становится очень шумно: из кабака выходят с криками, с песнями, с балалайками пьяные-препьяные большие такие мужики в красных и синих рубашках, с армяками внакидку. «Садись, все садись! — кричит один, еще молодой, с толстою такою шеей и с мясистым, красным, как морковь, лицом, — всех довезу, садись!» Но тотчас же раздается смех и восклицанья:

— Этака кляча да повезет!

— Да ты, Миколка, в уме, что ли: этаку кобыленку в таку телегу запрег!

— А ведь савраске-то беспременно лет двадцать уж будет, братцы!

— Садись, всех довезу! — опять кричит Миколка, прыгая первый в телегу, берет вожжи и становится на передке во весь рост. — Гнедой даве с Матвеем ушел, — кричит он с телеги, — а кобыленка этта, братцы, только сердце мое надрывает: так бы, кажись, ее и убил, даром хлеб ест. Говорю, садись! Вскачь пущу! Вскачь пойдет! — И он берет в руки кнут, с наслаждением готовясь сечь савраску.

— Да садись, чего! — хохочут в толпе. — Слышь, вскачь пойдет!

— Она вскачь-то уж десять лет, поди, не прыгала.

— Не жалей, братцы, бери всяк кнуты, зготовляй!

Все лезут в Миколкину телегу с хохотом и остротами. Налезло человек шесть, и еще можно посадить. Берут с собою одну бабу, толстую и румяную. Она в кумачах, в кичке с бисером, на ногах коты, щелкает орешки и посмеивается. Кругом в толпе тоже смеются, да и впрямь, как не смеяться: этака лядащая кобыленка да таку тягость вскачь везти будет! Два парня в телеге тотчас же берут по кнуту, чтобы помогать Миколке. Раздается: «ну!», клячонка дергает изо всей силы, но не только вскачь, а даже и шагом-то чуть-чуть может справиться, только семенит ногами, кряхтит и приседает от ударов трех кнутов, сыплющихся на нее, как горох. Смех в телеге и в толпе удвоивается, но Миколка сердится и в ярости сечет учащенными ударами кобыленку, точно и впрямь полагает, что она вскачь пойдет.

— Пусти и меня, братцы! — кричит один разлакомившийся парень из толпы.

— Садись! Все садись! — кричит Миколка, — всех повезет. Засеку! — И хлещет, хлещет, и уже не знает, чем и бить от остервенения.

— Папочка, папочка, — кричит он отцу, — папочка, что они делают! Папочка, бедную лошадку бьют!

— Пойдем, пойдем! — говорит отец, — пьяные, шалят, дураки: пойдем, не смотри! — и хочет увести его, но он вырывается из его рук и, не помня себя, бежит к лошадке. Но уж бедной лошадке плохо. Она задыхается, останавливается, опять дергает, чуть не падает.

— Секи до смерти! — кричит Миколка, — на то пошло. Засеку!

— Да что на тебе креста, что ли, нет, леший! — кричит один старик из толпы.

— Видано ль, чтобы така лошаденка таку поклажу везла, — прибавляет другой.

— Заморишь! — кричит третий.

— Не трошь! Мое добро! Что хочу, то и делаю. Садись еще! Все садись! Хочу, чтобы беспременно вскачь пошла.

Вдруг хохот раздается залпом и покрывает все: кобыленка не вынесла учащенных ударов и в бессилии начала лягаться. Даже старик не выдержал и усмехнулся. И впрямь: этака лядащая кобыленка, а еще лягается!

Два парня из толпы достают еще по кнуту и бегут к лошаденке сечь ее с боков. Каждый бежит с своей стороны.

— По морде ее, по глазам хлещи, по глазам! — кричит Миколка.

— Песню, братцы! — кричит кто-то с телеги, и все в телеге подхватывают. Раздается разгульная песня, брякает бубен, в припевах свист. Бабенка щелкает орешки и посмеивается.

…Он бежит подле лошадки, он забегает вперед, он видит, как ее секут по глазам, по самым глазам! Он плачет. Сердце в нем поднимается, слезы текут. Один из секущих задевает его по лицу; он не чувствует, он ломает свои руки, кричит, бросается к седому старику с седою бородой, который качает головой и осуждает все это. Одна баба берет его за руку и хочет увесть; но он вырывается и опять бежит к лошадке. Та уже при последних усилиях, но еще раз начинает лягаться.

— А чтобы те леший! — вскрикивает в ярости Миколка. Он бросает кнут, нагибается и вытаскивает со дна телеги длинную и толстую оглоблю, берет ее за конец в обе руки и с усилием размахивается над савраской.

— Разразит! — кричат кругом.

— Мое добро! — кричит Миколка и со всего размаху опускает оглоблю. Раздается тяжелый удар.

— Секи ее, секи! Что стали! — кричат голоса из толпы.

А Миколка намахивается в другой раз, и другой удар со всего размаху ложится на спину несчастной клячи. Она вся оседает всем задом, но вспрыгивает и дергает, дергает из всех последних сил в разные стороны, чтобы вывезти; но со всех сторон принимают ее в шесть кнутов, а оглобля снова вздымается и падает в третий раз, потом в четвертый, мерно, с размаха. Миколка в бешенстве, что не может с одного удара убить.

— Живуча! — кричат кругом.

— Сейчас беспременно падет, братцы, тут ей и конец! — кричит из толпы один любитель.

— Топором ее, чего! Покончить с ней разом, — кричит третий.

— Эх, ешь те комары! Расступись! — неистово вскрикивает Миколка, бросает оглоблю, снова нагибается в телегу и вытаскивает железный лом. — Берегись! — кричит он и что есть силы огорошивает с размаху свою бедную лошаденку. Удар рухнул; кобыленка зашаталась, осела, хотела было дернуть, но лом снова со всего размаху ложится ей на спину, и она падает на землю, точно ей подсекли все четыре ноги разом.

— Добивай! — кричит Миколка и вскакивает, словно себя не помня, с телеги. Несколько парней, тоже красных и пьяных, схватывают что попало — кнуты, палки, оглоблю — и бегут к издыхающей кобыленке. Миколка становится сбоку и начинает бить ломом зря по спине. Кляча протягивает морду, тяжело вздыхает и умирает.

— Доконал! — кричат в толпе.

— А зачем вскачь не шла!

— Мое добро! — кричит Миколка, с ломом в руках и с налитыми кровью глазами. Он стоит, будто жалея, что уж некого больше бить.

— Ну и впрямь, знать, креста на тебе нет! — кричат из толпы уже многие голоса.

Но бедный мальчик уже не помнит себя. С криком пробивается он сквозь толпу к савраске, обхватывает ее мертвую, окровавленную морду и целует ее, целует ее в глаза, в губы… Потом вдруг вскакивает и в исступлении бросается с своими кулачонками на Миколку. В этот миг отец, уже долго гонявшийся за ним, схватывает его, наконец, и выносит из толпы.

— Пойдем! пойдем! — говорит он ему, — домой пойдем!

— Папочка! За что они… бедную лошадку… убили! — всхлипывает он, но дыхание ему захватывает, и слова криками вырываются из его стесненной груди.

— Пьяные, шалят, не наше дело, пойдем! — говорит отец. Он обхватывает отца руками, но грудь ему теснит, теснит. Он хочет перевести дыхание, вскрикнуть, и просыпается.

Он проснулся весь в поту, с мокрыми от поту волосами, задыхаясь, и приподнялся в ужасе.

— Слава богу, это только сон! — сказал он, садясь под деревом и глубоко переводя дыхание. — Но что это? Уж не горячка ли во мне начинается: такой безобразный сон!

Все тело его было как бы разбито; смутно и темно на душе. Он положил локти на колена и подпер обеими руками голову.

— Боже! — воскликнул он, — да неужели ж, неужели ж я в самом деле возьму топор, стану бить по голове, размозжу ей череп… буду скользить в липкой теплой крови, взламывать замок, красть и дрожать; прятаться, весь залитый кровью… с топором… Господи, неужели?

Он дрожал как лист, говоря это.

Кичка — старинный праздничный головной убор замужней женщины.

Коты — теплая женская обувь.

Школа в школе

Оксана МОСКАЛЕНКО

Поэтика сновидений в романе «Преступление и наказание»

Подготовительный этап

Урок «Поэтика сновидений» я всегда предваряю уроком «Роль и место эпизода в художественном тексте», на котором в качестве образца разбора мы берём эпизоды из «Преступления и наказания» (например, «Раскольников на Николаевском мосту»).

После этого урока теории по анализу эпизода и совместной с учителем попытки проанализировать конкретный эпизод самостоятельно урок по сновидениям в романе проходит более осознанно. Ребятам уже легче видеть сюжетные и идейные цепочки от эпизода ко всему роману в целом, им виднее детали, штрихи. Этот своеобразный блок из уроков по анализу эпизода и снам Раскольникова завершает домашнее сочинение по одной из трёх тем на выбор:

  • «Соня и Раскольников читают Евангелие»,
  • «Встреча Раскольникова и Мармеладова в распивочной»,
  • «Роль эпилога в романе».

Ход урока

Жизнь есть сон.
Кальдерон

Дадим примерную схему разговора, вопросов и ответов, выделяя курсивом то, к чему стоило бы, на наш взгляд, привести учеников. Начать можно с небольшого вступления о теме сна в литературе разных эпох. Вот один из вариантов.

— С древних времён художественное изображение сновидений играло важную роль в фольклоре и литературе. Гомер различает вещие и ложные сны. Платон говорил, что ложен не сон, а сама жизнь.

В средневековой Европе люди суеверно следовали вещим снам; сонник был одной из самых популярных книг. Эти суеверия перешли даже в эпоху Возрождения, Шекспир устами своего героя заявил:

Мы сами созданы из сновидений,
И эту нашу маленькую жизнь
Сны окружают…

Романтикам сама реальная действительность представлялась горьким сном. Гениальные лирико-психологические эксперименты в этой области мы находим у Лермонтова (особенно в стихотворении «Сон», которое, кстати, любил Достоевский). Таинственен и мистичен сон в балладе Жуковского «Светлана».

После Жуковского к изображению сна прибегали самые значительные мастера слова.

— В творчестве каких русских литераторов вы сталкивались с изображением сновидений?

(Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Гончаров.)

Особенное влияние на Достоевского оказали сновидения в прозе Пушкина и Гоголя.

— Какие сны из произведений Пушкина вы можете вспомнить?

(Сны Отрепьева в «Борисе Годунове» — ему снится падение с высоты; мотив падения с высоты в метафорической форме входит и в «Пиковую Даму», где Германн оступается и падает со ступенек у гроба старухи; сон Германна с видением старухи.)

— В чём особенности использования снов в творчестве Гоголя?

(Сновидения у Гоголя ещё более разнообразны, драматичны, порою загадочны. В «Невском проспекте» и «Портрете» Гоголь блестяще разработал ошеломляющий эффект мнимого пробуждения, благодаря которому он вставляет одно сновидение в другое, как матрёшки. Гоголевское влияние на Достоевского в области передачи сновидений было, по всей видимости, определяющим*.)

Исследователь творчества Достоевского М.М. Бахтин утверждает, что во всей европейской литературе нет писателя, в творчестве которого сны играли бы такую большую роль, как у Достоевского. По Бахтину, в творчестве Достоевского сновидение приводит к резкому перелому во внутренней жизни человека, к его перерождению и обновлению.

Достоевский считал, что во сне забытые переживания людей выплывают в сферы, подконтрольные сознанию, а потому через свои сновидения человек лучше познаёт себя. Сновидения героев раскрывают их внутреннюю сущность — ту, которую не хочет замечать бодрствующий разум.

У Достоевского подсознание — это, как правило, тюрьма для угрызений совести. В сновидениях его героев из этой тюрьмы вырываются совесть или страх. По Достоевскому, разум, слуга низших и опасных желаний, аморален, а в подсознании человека живёт стихийная любовь ко всему живому, тяга к другим людям.

Для того чтобы изучить сновидения героев Достоевского, их генезис, внутренний поэтический строй и функции в произведении, проведём сжатый анализ сновидений в романе «Преступление и наказание».

1. Сон о забитой лошади

— О чём этот сон? (Краткий пересказ.)

Главный символ этого сна заимствован Достоевским из уличной сценки в цикле стихотворений Некрасова «О погоде».

Читается отрывок из стихотворения Некрасова.

— В чём различие изображения этой уличной сценки у Некрасова и Достоевского?

(У Некрасова рассказчик — посторонний, повествование в тонах скорбного негодования. У Достоевского — детализация картины этого зверства, резко усилена реакция наблюдателя, бросающегося с кулаками на мужика и целующего лошадь.)

— А теперь сравним этот сон со сном Обломова. Что будет основанием для сравнения?

— Сопоставьте эти сны. Чем отличаются воспоминания детства героев?

(Идиллии барского детства в сонной Обломовке противопоставлена другая провинция и другое детство — темнота, варварство, жестокость.)

— Вчитаемся в детали сна Раскольникова. Где происходит событие? Какие реалии города бросаются в глаза?

— Поразмышляем, какие ассоциации возникают при упоминании в данном контексте этих образов?

(Атмосфера города-кабака, равнодушие людей друг к другу; пьяные, страшные рожи — следствие безумного мира, в котором утеряны все связи с Богом.)

— Каков эмоциональный отклик маленького Роди на церковь и кабак?

(Кабака он страшится, а церковь любит…)

— Проследим, почему эти образы появляются во сне Раскольникова. Какие события в романе предопределили появление этих образов во сне Раскольникова?

(Было письмо матери —> в нём рассказ о Дуне —> свадьба Дуни (намёк на венчание, то есть на церковь) = жертва Дуни = жертва Сони —> цена и сущность сострадания.

Церковь — это ещё и некий символ женского начала, неизменно милосердного, сострадательного, материнского. А кабак — напротив, начало мужское, которое в детском сознании неизменно отождествлялось с насилием.

И таким образом мы приходим к пониманию тайного смысла этого сна: герой мечется между милосердием и насилием, добром и злом. Он расколот надвое.)

— Что подготовило появление этого сна? Что по сюжету предшествовало ему? Где “зацепки” сна с происшедшим до этого? Каковы точки соприкосновения?

(1. Когда Раскольников “идёт на пробу” (связь с убийством), то встречает огромную телегу с ломовой лошадью и какого-то пьяного.

2. Письмо матери и напоминание о том, что “лепетал” молитвы у отца на коленях, то есть своеобразный призыв вспомнить детство.)

— Какова роль этого эпизода в романе?

(Достоевский этим сном характеризует Раскольникова как человека, по природе гуманного, не приемлющего кровопролития. “Гуманное подсознание” сталкивается с озлобленным разумом героя. Сон драматизирует его душевную борьбу и составляет важнейшее событие в романе, от него тянутся нити к другим событиям — Катерина Ивановна кричит о себе: “Уездили клячу”; Миколка из сна и Миколка-маляр. Сон Раскольникова означает бунт его природы против заблуждающегося разума.)

2. Сон о повторном убийстве старухи

— Перескажите (кратко) этот сон.

— Проанализируйте звуковую палитру сна… (тишина — смех).

— Какому образу в русской литературе созвучен образ смеющейся старухи процентщицы?

(Подмигивающая в гробу графиня и подмигивающая пиковая дама на карте в «Пиковой Даме».)

— Раскольников бьёт эту смеющуюся старуху и убегает. Кого встречает он на пути?

(Толпы народа, молча глядящие на него.)

— Где, в каком сне в русской литературе присутствует толпа, масса народа?

(«Борис Годунов» — троекратный вещий сон Отрепьева с массами народа на площади, осмеянием самозванца и его падением с высоты.)

— Что может означать этот момент сна, созданный, возможно, под влиянием снов Отрепьева?

(Внутреннее поражение Раскольникова и предчувствие всенародного осуждения и позора. Герой подсознательно понял, что он — не Наполеон. И этот сон повлияет на его дальнейшее поведение.)

3. Последний сон Раскольникова о трихинах

— Как вы считаете, почему этот сон называют “философским” итогом романа? (Краткий пересказ.)

— Что привело человечество к гибели?

(Отказ от общих критериев истины, от сверхличного морального единства.)

— Каким образом этот сон связан с судьбой Раскольникова?

(Этот сон — единственная мотивировка перерождения героя. Раскаяния не было, сон же о трихинах произвёл решающий перелом в его душе. Его идея в подсознании оформилась до конца, нашла своё логическое завершение — отрицание догм, заповедей человеколюбия, морали ведёт за собой разрушение всеобщее, что и поворачивает героя к людям.

Достоевский даёт возможность Раскольникову пережить кошмарный сон жизни, а затем пробуждает к действительности — к этической действительности, к воссоединению с народным бытием.)

Имеет смысл вести на доске опорный конспект урока. Выглядеть он может так.

Новые темы:

Сонник Лоффа Бог христианствоВ последнее время в поп-КУЛЬТУРЕ родились два примечательных образа Бога. Первый создал…

Всенощное бдение (или Всенощная) — соединение трех служб (великой вечерни, утрени и первого часа).Древний обычай…

Культ святых в исламеСтолпы исламаСтолпы веры История и представители Основные теченияБогословие Культура и общество См.…

Источник статьи: https://thram-m.ru/stati/skolko-snov-u-raskolnikova/

vbordo.ru

…Войдя в харчевню, он выпил рюмку водки и съел с какою-то начинкой пирог. Доел он его опять на дороге. Он очень давно не пил водки, и она мигом подействовала, хотя выпита была всего одна рюмка. Ноги его вдруг отяжелели, и он начал чувствовать сильный позыв ко сну. Он пошел домой; но дойдя уже до Петровского острова, остановился в полном изнеможении, сошел с дороги, вошел в кусты, пал на траву и в ту же минуту заснул.

В болезненном состоянии сны отличаются часто необыкновенною выпуклостию, яркостью и чрезвычайным сходством с действительностью. Слагается иногда картина чудовищная, но обстановка и весь процесс всего представления бывают при этом до того вероятны и с такими тонкими, неожиданными, но художественно соответствующими всей полноте картины подробностями, что их и не выдумать наяву этому же самому сновидцу, будь он такой же художник, как Пушкин или Тургенев . Такие сны, болезненные сны, всегда долго помнятся и производят сильное впечатление на расстроенный и уже возбужденный организм человека.

Страшный сон приснился Раскольникову. Приснилось ему его детство, еще в их городке . Он лет семи и гуляет в праздничный день, под вечер, с своим отцом за городом. Время серенькое, день удушливый, местность совершенно такая же, как уцелела в его памяти: даже в памяти его она гораздо более изгладилась, чем представлялась теперь во сне. Городок стоит открыто, как на ладони, кругом ни ветлы; где-то очень далеко, на самом краю неба, чернеется лесок. В нескольких шагах от последнего городского огорода стоит кабак, большой кабак, всегда производивший на него неприятнейшее впечатление и даже страх, когда он проходил мимо его, гуляя с отцом. Там всегда была такая толпа, так орали, хохотали, ругались, так безобразно и сипло пели и так часто дрались; кругом кабака шлялись всегда такие пьяные и страшные рожи… Встречаясь с ними, он тесно прижимался к отцу и весь дрожал. Возле кабака дорога, проселок, всегда пыльная, и пыль на ней всегда такая черная. Идет она, извиваясь, далее и шагах в трехстах огибает вправо городское кладбище. Среди кладбища каменная церковь с зеленым куполом, в которую он раза два в год ходил с отцом и с матерью к обедне, когда служились панихиды по его бабушке, умершей уже давно, и которую он никогда не видал. При этом всегда они брали с собою кутью на белом блюде, в салфетке, а кутья была сахарная из рису и изюму, вдавленного в рис крестом. Он любил эту церковь и старинные в ней образа, большею частью без окладов, и старого священника с дрожащею головой. Подле бабушкиной могилы, на которой была плита, была и маленькая могилка его меньшого брата, умершего шести месяцев и которого он тоже совсем не знал и не мог помнить; но ему сказали, что у него был маленький брат, и он каждый раз, как посещал кладбище, религиозно и почтительно крестился над могилкой, кланялся ей и целовал ее. И вот снится ему: они идут с отцом по дороге к кладбищу и проходят мимо кабака; он держит отца за руку и со страхом оглядывается на кабак. Особенное обстоятельство привлекает его внимание: на этот раз тут как будто гулянье, толпа разодетых мещанок, баб, их мужей и всякого сброду. Все пьяны, все поют песни, а подле кабачного крыльца стоит телега, но странная телега. Это одна из тех больших телег, в которые впрягают больших ломовых лошадей и перевозят в них товары и винные бочки. Он всегда любил смотреть на этих огромных ломовых коней, долгогривых, с толстыми ногами, идущих спокойно, мерным шагом и везущих за собою какую-нибудь целую гору, нисколько не надсаждаясь, как будто им с возами даже легче, чем без возов. Но теперь, странное дело, в большую такую телегу впряжена была маленькая, тощая, саврасая крестьянская клячонка, одна из тех, которые – он часто это видел – надрываются иной раз с высоким каким-нибудь возом дров или сена, особенно коли воз застрянет в грязи или в колее, и при этом их так больно, так больно бьют всегда мужики кнутами, иной раз даже по самой морде и по глазам, а ему так жалко, так жалко на это смотреть, что он чуть не плачет, а мамаша всегда, бывало, отводит его от окошка. Но вот вдруг становится очень шумно: из кабака выходят с криками, с песнями, с балалайками пьяные-препьяные большие такие мужики в красных и синих рубашках, с армяками внакидку. «Садись, все садись! – кричит один, еще молодой, с толстою такою шеей и с мясистым, красным, как морковь, лицом, – всех довезу, садись!» Но тотчас же раздается смех и восклицанья:

– Этака кляча да повезет!

– Да ты, Миколка, в уме, что ли: этаку кобыленку в таку телегу запрег!

– А ведь савраске-то беспременно лет двадцать уж будет, братцы!

– Садись, всех довезу! – опять кричит Миколка, прыгая первый в телегу, берет вожжи и становится на передке во весь рост. – Гнедой даве с Матвеем ушел, – кричит он с телеги, – а кобыленка этта, братцы, только сердце мое надрывает: так бы, кажись, ее и убил, даром хлеб ест. Говорю садись! Вскачь пущу! Вскачь пойдет! – И он берет в руки кнут, с наслаждением готовясь сечь савраску.

– Да садись, чего! – хохочут в толпе. – Слышь, вскачь пойдет!

– Она вскачь-то уж десять лет, поди, не прыгала.

– Не жалей, братцы, бери всяк кнуты, зготовляй!

Преступление и наказание. Художественный фильм 1969 г. 1 серия

Все лезут в Миколкину телегу с хохотом и остротами. Налезло человек шесть, и еще можно посадить. Берут с собою одну бабу, толстую и румяную. Она в кумачах, в кичке с бисером, на ногах коты, щелкает орешки и посмеивается. Кругом в толпе тоже смеются, да и впрямь, как не смеяться: этака лядащая кобыленка да таку тягость вскачь везти будет! Два парня в телеге тотчас же берут по кнуту, чтобы помогать Миколке. Раздается: «ну!», клячонка дергает изо всей силы, но не только вскачь, а даже и шагом-то чуть-чуть может справиться, только семенит ногами, кряхтит и приседает от ударов трех кнутов, сыплющихся на нее, как горох. Смех в телеге и в толпе удвоивается, но Миколка сердится и в ярости сечет учащенными ударами кобыленку, точно и впрямь полагает, что она вскачь пойдет.

– Пусти и меня, братцы! – кричит один разлакомившийся парень из толпы.

– Садись! Все садись! – кричит Миколка, – всех повезет. Засеку! – И хлещет, хлещет, и уже не знает, чем и бить от остервенения.

– Папочка, папочка, – кричит он отцу, – папочка, что они делают? Папочка, бедную лошадку бьют!

– Пойдем, пойдем! – говорит отец, – пьяные, шалят, дураки: пойдем, не смотри! – и хочет увести его, но он вырывается из его рук и, не помня себя, бежит к лошадке. Но уж бедной лошадке плохо. Она задыхается, останавливается, опять дергает, чуть не падает.

– Секи до смерти! – кричит Миколка, – на то пошло. Засеку!

– Да что на тебе креста, что ли, нет, леший! – кричит один старик из толпы.

– Видано ль, чтобы така лошаденка таку поклажу везла, – прибавляет другой.

– Заморишь! – кричит третий.

– Не трожь! Мое добро! Что хочу, то и делаю. Садись еще! Все садись! Хочу, чтобы беспременно вскачь пошла.

Вдруг хохот раздается залпом и покрывает всё: кобыленка не вынесла учащенных ударов и в бессилии начала лягаться. Даже старик не выдержал и усмехнулся. И впрямь: этака лядащая кобыленка, а еще лягается!

Два парня из толпы достают еще по кнуту и бегут к лошаденке сечь ее с боков. Каждый бежит с своей стороны.

– По морде ее, по глазам хлещи, по глазам! – кричит Миколка.

– Песню, братцы! – кричит кто-то с телеги, и все в телеге подхватывают. Раздается разгульная песня, брякает бубен, в припевах свист. Бабенка щелкает орешки и посмеивается.

…Он бежит подле лошадки, он забегает вперед, он видит, как ее секут по глазам, по самым глазам! Он плачет. Сердце в нем поднимается, слезы текут. Один из секущих задевает его по лицу; он не чувствует, он ломает свои руки, кричит, бросается к седому старику с седою бородой, который качает головой и осуждает всё это. Одна баба берет его за руку и хочет увесть; но он вырывается и опять бежит к лошадке. Та уже при последних усилиях, но еще раз начинает лягаться.

– А чтобы те леший! – вскрикивает в ярости Миколка. Он бросает кнут, нагибается и вытаскивает со дна телеги длинную и толстую оглоблю, берет ее за конец в обе руки и с усилием размахивается над савраской.

– Разразит! – кричат кругом.

– Мое добро! – кричит Миколка и со всего размаху опускает оглоблю. Раздается тяжелый удар.

А Миколка намахивается в другой раз, и другой удар со всего размаху ложится на спину несчастной клячи. Она вся оседает всем задом, но вспрыгивает и дергает, дергает из всех последних сил в разные стороны, чтобы вывезти; но со всех сторон принимают ее в шесть кнутов, а оглобля снова вздымается и падает в третий раз, потом в четвертый, мерно, с размаха. Миколка в бешенстве, что не может с одного удара убить.

– Живуча! – кричат кругом.

– Сейчас беспременно падет, братцы, тут ей и конец! – кричит из толпы один любитель.

– Топором ее, чего! Покончить с ней разом, – кричит третий.

– Эх, ешь те комары! Расступись! – неистово вскрикивает Миколка, бросает оглоблю, снова нагибается в телегу и вытаскивает железный лом. – Берегись! – кричит он и что есть силы огорошивает с размаху свою бедную лошаденку. Удар рухнул; кобыленка зашаталась, осела, хотела было дернуть, но лом снова со всего размаху ложится ей на спину, и она падает на землю, точно ей подсекли все четыре ноги разом.

– Добивай! – кричит Миколка и вскакивает, словно себя не помня, с телеги. Несколько парней, тоже красных и пьяных, схватывают что попало – кнуты, палки, оглоблю, и бегут к издыхающей кобыленке. Миколка становитсhя сбоку и начинает бить ломом зря по спине. Кляча протягивает морду, тяжело вздыхает и умирает.

– Доконал! – кричат в толпе.

– А зачем вскачь не шла!

– Мое добро! – кричит Миколка, с ломом в руках и с налитыми кровью глазами. Он стоит будто жалея, что уж некого больше бить.

– Ну и впрямь, знать, креста на тебе нет! – кричат из толпы уже многие голоса.

Но бедный мальчик уже не помнит себя. С криком пробивается он сквозь толпу к савраске, обхватывает ее мертвую, окровавленную морду и целует ее, целует ее в глаза, в губы… Потом вдруг вскакивает и в исступлении бросается с своими кулачонками на Миколку. В этот миг отец, уже долго гонявшийся за ним, схватывает его наконец и выносит из толпы.

– Пойдем! пойдем! – говорит он ему, – домой пойдем!

– Папочка! За что они… бедную лошадку… убили! – всхлипывает он, но дыханье ему захватывает, и слова криками вырываются из его стесненной груди.

– Пьяные, шалят, не наше дело, пойдем! – говорит отец. Он обхватывает отца руками, но грудь ему теснит, теснит. Он хочет перевести дыхание, вскрикнуть, и просыпается.

Он проснулся весь в поту, с мокрыми от поту волосами, задыхаясь, и приподнялся в ужасе.

«Слава богу, это только сон! – сказал он, садясь под деревом и глубоко переводя дыхание. – Но что это? Уж не горячка ли во мне начинается: такой безобразный сон!»

Всё тело его было как бы разбито; смутно и темно на душе. Он положил локти на колена и подпер обеими руками голову.

«Боже! – воскликнул он, – да неужели ж, неужели ж я в самом деле возьму топор, стану бить по голове, размозжу ей череп… буду скользить в липкой, теплой крови, взламывать замок, красть и дрожать; прятаться, весь залитый кровью… с топором… Господи, неужели?»…

Приснилось ему его детство, еще в их городке. — Описание этого сна навеяно автобиографическими воспоминаниями. Дрожащих от слабости, загнанных, тощих крестьянских клячонок Достоевский мог видеть в деревне, в усадьбе родителей , неподалеку от Зарайска. «Сон Раскольникова о загнанной лошади» Достоевский выбрал для чтения на вечере в пользу педагогических курсов 21 марта 1880 г.

Он бежит подле лошадки — он видит, как ее секут по глазам… — Эти строки перекликаются со стихами Некрасова на ту же тему: «и по плачущим, кротким глазам» (из цикла «О погоде», ч. II — «До сумерек», 1859). Достоевский вспоминает эти стихи позднее в романе «Братья Карамазовы» (ч. 2, гл. IV, «Бунт»). Близкий мотив встречается также у В. Гюго («Меланхолия», 1846; опубл. — 1856).

Достоевский назвал свой роман «Преступление и наказание», и читатель вправе ожидать, что это будет судебный роман, где автор изобразит историю преступления и уголовное наказание. В романе точно есть убийство старухи процентщицы нищим студентом Раскольниковым, его душевные терзания на протяжении девяти дней (именно столько времени продолжается действие романа), его покаяние и явка с повинной. Ожидания читателя вроде бы оправдываются, и всё-таки «Преступление и наказание» не похоже на бульварный детектив в духе Эжена Сю, произведения которого были очень популярны во времена Достоевского. «Преступление и наказание» не судебный, а социально-философский роман, именно благодаря сложности и глубине содержания он может толковаться по-разному.

В советское время литературоведы главное внимание уделяли социальным проблемам произведения, повторяя в основном идеи Д.И.Писарева из статьи «Борьба за жизнь» (1868). В постсоветское время появились попытки свести содержание «Преступления и наказания» к богоискательству: за детективной интригой, за нравственным вопросом о преступлении скрыт вопрос о Боге. Этот взгляд на роман тоже не нов, он высказывался В.В.Розановым в начале XX века. Кажется, если эти крайние точки зрения соединить, получится наиболее верный взгляд и на сам роман, и на его идею. Именно с этих двух точек зрения следует проанализировать первый сон Раскольникова (1, V).

Известно, что трагический сон главного героя напоминает стихотворение Н.А.Некрасова из цикла «О погоде» (1859). Поэт рисует бытовую городскую картинку: тощая лошадёнка-калека тащит огромный воз и вдруг встала, потому что у неё нет сил идти дальше. Погонщик хватает кнут и беспощадно полосует клячу по рёбрам, ногам, даже по глазам, потом берёт полено и продолжает свою зверскую работу:

И уж бил её, бил её, бил!

Ноги как-то расставив широко,

Вся дымясь, оседая назад,

Лошадь только вздыхала глубоко

И глядела. (так люди глядят,

Покоряясь неправым нападкам).

«Труд» хозяина был вознаграждён: лошадёнка пошла вперёд, но как-то боком, нервно дрожа, из последних сил. Уличную сценку с интересом наблюдали разные прохожие и давали советы погонщику.

Достоевский в своём романе усиливает трагичность этой сцены: во сне Раскольникова (1, V) пьяные мужики забивают лошадёнку до смерти. Лошадёнка в романе — маленькая, тощая саврасая крестьянская кляча. Совершенно отвратительное зрелище представляет собой погонщик, который у Достоевского получает имя (Миколка) и отталкивающий портрет: «. молодой, с толстой такой шеей и с мясистым, красным, как морковь, лицом». Пьяный-препьяный, он жестоко, с наслаждением сечёт савраску. Миколке помогают добивать клячу два парня с кнутами, а раззадорившийся хозяин кричит им, чтобы они по глазам хлестали. Толпа у кабака со смехом наблюдает всю сцену:«.. .клячонка дёргает телегу изо всей силы, но не только вскачь, а даже шагом-то чуть-чуть не может справиться, только семенит ногами, кряхтит и приседает от ударов трёх кнутов, сыплющихся на неё как горох». Достоевский нагнетает страшные подробности: зрители гогочут, Миколка звереет и вытаскивает со дна телеги оглоблю. Удары палки и кнутов не могут быстро добить лошадь: она «вспрыгивает и дёргает, дёргает из всех последних сил в разные стороны, чтобы вывезти». Пьяный Миколка достаёт железный лом и лупит клячонку по голове; его помощники-истязатели подбегают к рухнувшей лошади и добивают её.

У Некрасова только одна молодая девушка, наблюдавшая избиение лошади из кареты, пожалела животное:

Вот лицо, молодое, приветное,
Вот и ручка, — раскрылось окно,
И погладила клячу несчастную
Ручка белая.

У Достоевского под конец сцены из толпы зрителей выкрикивают уже не советы, а упрёки, что на Миколке креста нет, но только мальчик (таким видит себя Раскольников) бегает среди толпы и просит сначала какого-то старика, затем отца спасти лошадку. Когда савраска падает замертво, он подбегает к ней, целует её мёртвую голову, а потом бросается с кулачками на Миколку, который, надо сказать, даже не заметил этого нападения.

В анализируемой сцене Достоевский акцентирует необходимые для романа идеи, которых в стихотворении Некрасова нет. С одной стороны, правду в этой сцене выражает слабый ребёнок. Он не может остановить убийства, хотя душой (а не разумом) понимает несправедливость, недопустимость расправы над лошадью. С другой стороны, Достоевский ставит философский вопрос о сопротивлении злу, о применении силы против зла. Такая постановка вопроса логически доводится до права на пролитие крови вообще и осуждается автором. Однако в описанной сцене кровь ничем не может быть оправдана, она вопиет о мщении.

Сон раскрывает характер Раскольникова, который завтра станет убийцей. Нищий студент — добрый и мягкий человек, способный сострадать чужим несчастьям. Такие сны не снятся людям, утратившим совесть (сны-кошмары Свидригайлова — о другом) или примирившимся с вечной и всеобщей несправедливостью мирового порядка. Прав мальчик, бросившийся на Миколку, а отец, даже не пытаясь вмешаться в убийство лошади, ведёт себя равнодушно (савраска всё-таки принадлежит Миколке) и трусливо: «Пьяные, шалят, не наше дело, пойдём!». С такой жизненной позицией Раскольников не может согласиться. Где же выход? Характер, ум, отчаянные семейные обстоятельства — всё толкает главного героя романа на сопротивление злу, но это сопротивление, по мнению Достоевского, направлено по ложному пути: Раскольников отвергает общечеловеческие ценности ради человеческого счастья! Объясняя своё преступление, он говорит Соне: «Старушонка вздор! Старуха пожалуй что и ошибка, не в ней дело! Старуха только болезнь. я переступить поскорее хотел. я не человека убил, я принцип убил!» (3, VI). Раскольников имеет в виду, что нарушил заповедь «не убий!», на которой от века строятся человеческие отношения. Если отменить этот моральный принцип, люди перебьют друг друга, как это изображено в последнем сне героя в эпилоге романа.

Во сне Раскольникова о лошади присутствуют несколько символических моментов, которые связывают этот эпизод с дальнейшим содержанием романа. Мальчик оказывается у кабака, где происходит убийство клячи, случайно: он с отцом шёл на кладбище, чтобы поклониться могиле бабушки и брата и зайти в церковь с зелёным куполом. Он любил посещать её из-за доброго священника и особого чувства, которое испытывал, находясь в ней. Таким образом, во сне рядом оказываются кабак и церковь как две крайности человеческого бытия. Далее, во сне уже предсказывается убийство Лизаветы, которое Раскольников не планировал, но вынужден был совершить по стечению обстоятельств. Безвинная смерть несчастной женщины в отдельных деталях (кто-то из толпы кричит Миколке о топоре) напоминает смерть савраски из сна: Лизавета «задрожала как лист, мелкой дрожью, и по всему лицу её побежали судороги; приподняла руку, раскрыла было рот, но всё-таки не вскрикнула и медленно, задом, стала отодвигаться от него в угол. »(1, VII). Иными словами, Достоевский до преступления Раскольникова показывает, что смелые идеи героя о сверхчеловеке обязательно будут сопровождаться невинной кровью. Наконец, образ замученной лошади возникнет в конце романа в сцене смерти Катерины Ивановны, которая произнесёт последние свои слова: «Довольно. Пора. (. ) Уездили клячу. Надорвала-а-сь!» (5, V).

Сон о лошади был для Раскольникова как бы предостережением: все будущее преступление «закодировано» в этом сне, как дуб в жёлуде. Недаром, когда герой проснулся, он сразу же воскликнул: «Неужели я сделаю это?» Но Раскольникова не остановил сон-предостережение, и он сполна получил все страдания убийцы и разочарования теоретика.

Подводя итог, следует отметить, что первый сон Раскольникова в романе занимает важное место по социальным, философским и психологическим основаниям. Во-первых, в сцене убийства лошадёнки выражены болезненные впечатления от окружающей жизни, тяжело ранящие совестливую душу Раскольникова и рождающие законное возмущение любого честного человека. Негодование мальчика у Достоевского можно противопоставить трусливой иронии лирического героя у Некрасова, который издали, не вмешиваясь, наблюдает избиение несчастной клячи на улице.

Во-вторых, в связи со сценой сна возникает философский вопрос о противодействии мировому злу. Как исправить мир? Надо избежать крови, предупреждает Достоевский, так как путь к идеалу неразрывно связан с самим идеалом, отмена общечеловеческих моральных принципов приведёт человека только в тупик.

В-третьих, сцена сна доказывает, что в душе героя живёт боль за слабых и беззащитных. Сон уже в начале романа свидетельствует, что убийца старухи процентщицы не заурядный грабитель, но человек идеи, способный и к действию, и к состраданию.

В романе «Преступление и наказание» определенное место отводится описанию снов, которые видит главный герой. Эти сны позволяют читателю заглянуть в сокровенные уголки его сознания и лучше понять причины его поступков. В романе представлены четыре сна Родиона Раскольникова. Из них два он видит до того, как совершить преступление и два — после.

Первый жуткий сон Раскольникова возвращает его в детство. Но нет в этом сне ничего светлого и радужного.

Наоборот, город детства Раскольникова очень напоминает Петербург, с его мрачной и удушливой атмосферой средних улиц. «Герои» сна также похожи на жителей столицы: все те же пьяные мужики, которые жаждут жестоких развлечений. Особое место во сне занимает описание жалкой клячи, которую жестоко забивают насмерть. Происходящее настолько чудовищно и бессмысленно, что сердце маленького Роди переполняет щемящее чувство сострадания и горечи от осознания собственной беспомощности. Писатель намеренно описывает сцену убийства очень подробно, с особой тщательностью. Он стремится подчеркнуть противоестественность насилия и человеческой жестокости. Проснувшись, Раскольников сам ужасается от того, что им было задумано. Человечная сущность героя противится замышляемому преступлению, его светлая душа отталкивает идею убийства старухи.

Действие второго сна Раскольникова происходит в пустыне. Но в этой жаркой пустыне есть прекрасный оазис с пальмами, верблюдами, а самое главное, с чистой и прохладной водой. Во сне вода является символом жизни. Внутреннее «я» главного героя стремится к чистой и живительной влаге, а вовсе не к смерти и насилию. К сожалению, Раскольников не спешит прислушаться к внутреннему голосу.

После совершения убийства Раскольников видит свой следующий сон. Герой возвращается на место преступления и вновь переживает момент нанесения удара. Он пытается во сне убить старуху-процентщицу, но она сидит на полу и беззвучно смеется над ним, над его теорией. Возможно, таким образом подсознание Раскольникова убеждает его в бесчеловечности и бессмысленности убийства. Однако герой не готов пока к раскаянию.

Четвертый сон приснился Раскольникову уже на каторге. События этого сна разворачиваются в фантастическом мире. Писатель изображает ужасную картину апокалипсиса. Весь мир сошел с ума: нравственные ориентиры утеряны, люди уже не различают добро и зло, они жестоко убивают друг друга. Мир обречен на самоуничтожение, потому что каждый человек стал считать значимым только самого себя, а свою точку зрения – единственно правильной. Человеческая жизнь утратила всякую ценность. После этого сна Раскольников осознал ошибочность своей «наполеоновской» теории и понял, к чему может привести «принцип вседозволенности».

Первый сон Родиона Раскольникова (5 глава первой части) в романе Ф. М. Достоевского « Преступление и наказание»

1. Сон на природе. Сон об убийстве лошади — экскурс в прошлое героя.

Сущность Раскольникова, его душу чистого, жалостливого человека, сон помогает понять героя, проникнуть в потаённые уголки человеческой души,

В сцене убийства лошади Достоевский определяет внутренние противоречия Раскольникова,

Намечается путь героя от падения к очищению,

Многозначность и символичность сна (определяются образы, художественные детали, цвета, которые впоследствии определят события и судьбы героев),

3.Сон — своеобразный план, согласно которому Раскольникову предлагается действовать – «Боже! — воскликнул он, — да неужели я в самом деле возьму топор, стану бить по голове, размозжу ей череп…»

4 . Первый сон Раскольникова — один из ключевых моментов сюжета романа «Преступление и наказание».

Рабочие материалы к сочинению

(анализ — исследование текста романа «Преступление и наказание»)

Содержание сна:

Сколько лет было герою в первом сне? («Он лет семи и гуляет в праздничный день, под вечер, со своим отцом за городом».

Что привлекает маленького Родю? («Особенное обстоятельство привлекает его внимание: на этот раз тут как будто гулянье… Идут они с отцом по дороге к кладбищу и проходят мимо кабака…»

Что поразило Родю? (« в большую такую телегу впряжена была маленькая, тощая, саврасая крестьянская клячонка…Все лезут в Миколкину телегу с хохотом и остротами…». –

Что происходит в телеге и в толпе? («Смех в телеге и в толпе удваивается, но Миколка сердится и в ярости сечёт учащёнными ударами кобылёнку, точно и впрямь полагает, что она вскачь пойдёт.. Вдруг хохот разда ётся залпом и покрывает всё, кобылёнка не вынесла учащённых ударов и в бессилии начала лягаться».

Как реагирует на это маленький Родя? («Папочка, за что они…бедную лошадку…убили! — всхлипывает он, но дыханье ему захватывает, и слова криками вырываются из его стеснённой груди… Он обхватывает отца руками, но грудь ему теснит, теснит». Душа семилетнего мальчика бунтует, ему жалко бедную лошадку.

2.Что раскрывает первый сон Раскольникова? Тайный смысл сна.

Герой мечется между милосердием и насилием, добром и злом. Герой расколот надвое.

Сон драматизирует душевную борьбу Раскольникова и составляет важнейшее событие в романе: от него тянутся нити к другим событиям.

Пытаясь избавиться от навязчивой идеи, Раскольников стремится уйти как можно дальше из дома. Засыпает на природе. Очевидно, что ужасная теория о разделении людей на «дрожащих тварей» и «имеющих право» скрывается не в петербургских трущобах, а в сознании самого героя.

Сон играет с Раскольниковым злую шутку, словно предоставляя ему возможность совершить «пробу пробы», после чего герой отправляется к старухе процентщице — для второй попытки.

— «В последней части сна, несомненно, нашли отражение черты придуманного им страшного плана — пусть пока лошади. (Дарья Менделеева).

Страшный сон Раскольникова обладает многозначностью и символичностью, является экскурсом в прошлое и в то же время предопределением, своеобразным планом, согласно которому ему предстояло действовать.

В композиции романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» сны Раскольникова занимают важнейшее место, являясь неотъемлемой частью построения произведения. Сны в романе — это отражение внутреннего мира героя, его идей, теорий, мыслей, скрытых от его сознания. Это важная составляющая романа, которая дает читателю возможность проникнуть во Раскольникова, понять саму сущность его души.

Сны в психологии

Изучение личности человека — очень тонкая наука, балансирующая между точными установками и философскими умозаключениями. Психология часто оперирует такими загадочными и неоднозначными категориями, как «сознание», «бессознательное», «психика». Здесь для разъяснения поступков человека главенствующим является его внутренний мир, скрытый порой даже от самого пациента. Свои аморальные мысли и чувства он загоняет глубоко вовнутрь, стыдясь признаться в них не только окружающим, но даже самому себе. Это вызывает душевный дисбаланс, способствует развитию неврозов и истерий.

Для разгадывания состояния человека, истинных причин его моральных страданий психологи часто используют гипноз или разгадывание сновидений. Именно сон в психологии — это выражение бессознательного в психике человека, его подавленного «я».

Сон как прием психоанализа в романе

Достоевский — очень тонкий психолог. Он словно выворачивает наизнанку души своих героев перед читателем. Но делает это не явно, а постепенно, как бы рисуя перед зрителем картину, на которой каждый должен увидеть особенные узоры. В произведении «Преступление и наказание» сон — это способ раскрытия внутреннего мира Раскольникова, его переживаний, эмоций и дум. Поэтому так важно определить содержание снов Раскольникова, их смысловую нагрузку. Также это необходимо для того, чтобы разобраться как в самом романе, так и в личности героя.

Церковь и кабак

В течение всего произведения Родион Романович видит сны пять раз. Точнее, три сна и два полубреда, происходящие на грани сознания и нереальности. Сны Раскольникова, краткое содержание которых позволяет уловить глубинный смысл произведения, позволяют читателю ощутить внутренние противоречия героя, его «тяжелые размышления». Так происходит в случае с первым сном, в котором в какой-то степени идет внутренняя борьба героя. Это очень важный момент. Это сон перед убийством старухи-процентщицы. На нем необходимо заострить внимание. Это системообразующий эпизод, от которого, как от камня, пущенного в воду, расходятся волны по каждой странице романа.

Первый сон Раскольникова — порождение болезненного воображения. Он видит его в своей «комнатушке» после того, как повстречал пьяную девочку на бульваре. Сон возвращает Родиона в далекое детство, когда он жил в своем родном городке. Жизнь там настолько проста, обычна и скучна, что даже в праздничные дни ничто не в состоянии разбавить «серенькое время». Причем сон Раскольникова Достоевским изображался в мрачных, отталкивающих тонах. Контраст создает лишь зеленый да красные и синие рубашки, которые принадлежат пьяным мужикам.

В этом сне есть два места, которые являются противопоставлением друг другу: кабак и церковь на кладбище. Церковь на кладбище является определенным символом: как жизнь начинает свою человек в церкви, так и заканчивает ее там же. А кабак, в свою очередь, ассоциируется у Родиона со злобой, низостью, закостенелостью, пьянством, грязью и развращённостью его обитателей. Веселье обитателей кабака как у окружающих, так и у самого маленького Роди вызывает только страх и отвращение.

И два этих центра — кабак и церковь — не случайно находятся на небольшом расстоянии друг от друга. Этим Достоевский хочет сказать, что человек, какой бы он ни был отвратительный, может в любой момент прекратить низкую жизнь и обратиться к всепрощающему Богу. Для этого лишь надо начать новую, «чистую» жизнь, жизнь без грехов.

Старый детский кошмар

Обратимся теперь не к символам этого сна, а к самому Родиону, который во сне погрузился в мир своего детства. Он вновь переживает кошмар, свидетелем которого был в раннем детстве: Родион вместе с отцом направляется на кладбище, чтобы навестить могилу маленького брата, погибшего в 6-месячном возрасте. А путь их пролегал через кабак. У кабака стояла которая была запряжена в телегу. Из кабака вышел пьяный хозяин лошади и стал приглашать своих приятелей прокатиться на телеге. Когда не сдвинулась с места, Микола стал хлестать ее кнутом, который он затем сменил на лом. После нескольких ударов лошадь умирает, а Родион, видя это, бросается на него с кулаками.

Анализ первого сна

Именно этот в романе «Преступление и наказание» сон является важнейшей составляющей всего романа. Он позволяет впервые увидеть читателям убийство. Только убийство не задуманное, а реальное. В первом сне заложен смысл, который несет огромную смысловую и символическую нагрузку. Он наглядно демонстрирует, откуда у героя развилось чувство несправедливости. Это чувство — порождение исканий и ментальных страданий Родиона.

Всего лишь один в произведении «Преступление и наказание» сон Раскольникова — это тысячелетний опыт угнетения и порабощения людьми друг друга. Он отражает жестокость, которая и управляет миром, и ни с чем не сравнимую тоску по справедливости и человечности. Эту мысль с поражающим мастерством и ясностью Ф.М. Достоевский смог показать в столь коротком эпизоде.

Второй сон Раскольникова

Интересно, что после того, как Раскольников увидел первый сон, он долгое время больше не видит снов, кроме посетившего его перед убийством видения — пустыня, в которой есть оазис с голубой водой (это символ: голубой — цвет надежды, цвет чистоты). То, что Раскольников решает напиться из источника, говорит о том, что еще не все потеряно. Он еще может отказаться от своего «опыта», избежать этого ужасного эксперимента, который должен подтвердить его сумасбродную теорию о том, что убийство «вредного» (плохого, подлого) человека непременно принесет облегчение обществу и сделает жизнь хороших людей лучше.

На грани бессознательного

В лихорадочном припадке, когда герой мало что соображает из-за бреда, Раскольников видит, как хозяйку его квартиры якобы избивает Илья Петрович. Нельзя выделить этот эпизод, произошедший во второй части романа, в отдельный сон, так как это в большей степени «бред и слуховые галлюцинации». Хотя это в какой-то мере говорит о том, что герой предчувствует, что будет «отщепенцем», «изгоем», т.е. на подсознательном уровне знает, что его ждет наказание. Но также, возможно, это игра подсознания, которое говорит о желании уничтожить еще одну «тварь дрожащую» (хозяйку квартиры), которая так же, как и старуха-процентщица, не достойна, по его теории, жить.

Описание очередного сна Раскольникова

В третьей части произведения Родиону, который уже расправился с Аленой Ивановной (также убив при этом невинную Лизавету Ивановну), снится еще один сон, постепенно переходящий в бред. Очередное сновидение Раскольникова подобно первому. Это кошмар: старуха-процентщица во сне жива, и на бесплодные попытки убить себя она отвечает Раскольникову смехом, смехом «зловещим и неприятным». Раскольников пытается убить ее повторно, но гомон толпы, которая настроена явно недоброжелательно и злобно, не позволяет ему сделать дело. Достоевский этим показывает мучения и метания главного героя.

Психоанализ автора

Этот сон полностью отражает состояние героя, который был «надломлен», так как его эксперимент показал ему, что он не способен переступать через людские жизни. Смех старухи — это смех над тем, что Раскольников оказался не «Наполеоном», который с легкостью может жонглировать человеческими судьбами, а ничтожным и смешным человеком. Это своеобразное торжество зла над не сумевшим уничтожить в себе совесть Раскольниковым. Чисто композиционно этот сон является продолжением и развитием размышлений Раскольникова над своей теорией, по которой он делил людей на «тварей дрожащих» и тех, кто «право имеет». Эта его неспособность перешагнуть через человека и подведет Родиона к черте, к возможности в дальнейшем «возродиться из пепла».

Последний сон

Последний в романе «Преступление и наказание» сон Раскольникова является еще одним своеобразным полусном-полубредом, в котором нужно искать надежду на возможность перерождения героя. Этот сон избавляет Родиона от сомнений и поисков, так мучавших его все время после убийства. Последний сон Раскольникова — это мир, который должен исчезнуть из-за болезни. Как будто в этом мире есть духи, которые наделены умом, которые обладают волей, способной подчинять людей, делая из них марионеток, бесноватых и сумасшедших. Причем сами марионетки после заражения считают себя истинно умными и непоколебимыми. Зараженные люди убивают друг друга, как пауки в банке. После третьего кошмара Родион исцеляется. Он становится нравственно, физически и психологически свободным, исцеленным. И он готов следовать совету Порфирия Петровича, готов стать «солнцем». Он приближается тем самым к порогу, за которым кроется новая жизнь.

В этом сне Раскольников смотрит на свою теорию совсем другими глазами, теперь он видит, что она бесчеловечна, и расценивает ее уже как опасную для человеческого рода, для всего человечества.

Исцеление

Многие писатели использовали сны в своих произведениях, но мало кто смог добиться того, чего добился Ф.М. Достоевский. То, как он тонко, глубоко и вместе с тем ярко описал с помощью сна психологическое состояние персонажа, поражает не только обывателя, но и истинных знатоков литературы.

Источник статьи: https://vbordo.ru/analiz-epizoda-son-raskolnikova-po-romanu-f-dostoevskogo.html